Добавить в избранное | Cделать стартовой
     

Юмор / Истории

Анекдоты Афоризмы
Истории Тосты
Картинки и карикатуры Стишки
С ненормативной лексикой Разное

Кто в детстве не ел гудрон, тот анчоус

Юмор, Истории

В детстве мы играли в казаки-разбойники. По вашему, дети, по-хипстерски это «квест» называется. Игра хорошая, главное вовремя соскочить вспомнить чему тебя учил старик-отец. Папа меня учил как быть двойным агентом, сморкаться на бегу и клинописи. Всё полезное, вы видите. Поэтому мы всегда побеждали команду Паштета из первого подъезда. Чей папа учил его делать из технического спирта и кедровых шишек элитный коньяк «Коньяк» и выжигать паяльником русалок по дереву. Но я, собственно, не об этом. Я про меню. В смысле про еду.

Настоящий казакразбойник никогда не приходит домой есть. Нет, он конечно приходит домой спать, но под давлением обстоятельств в виде папы. Папы не понимают, что детям нужен свежий воздух и общение со сверстниками. И пусть на районной помойке не так уж и много свежего воздуха. Зато там много сверстников удачных норок, коробок и металлической стружки. Папы совсем ничего не понимают в искусстве маскировки разведчика. Например, сколько детей может поместится в поломанный холодильник Донбасс. Или, что штаб лучше всего делать в мусорной куче на которую предварительно нужно насыпать хлебного мякиша. Тогда штаб сверху будет надежно укрыт в три ряда голубями и воронами. А птичье гуано почти не пахнет, правда пап?

От такого паркура дети пачкались так густо, что идентифицировать их с первого раза было невозможно. Поэтому мамаши разбирали тех детей которые ближе. Некоторые брали по два, чтоб наверняка. Самые хитрые дети жили на две семьи и дважды ужинали. Потому что днем нам питаться приходилось чем попало.

Давайте же рассмотрим список блюд. Собственно обед:
Салат: Щавель дикорастущий. Прекрасно заменятся листьями молодого одуванчика. Не вкусно, но пацаны засмеют, есть надо.

Первое блюдо: Морковка партизанская. Как? Вы не знаете? Это, дети, верблюжья колючка: вырываешь куст, пожуешь корень, а он по вкусу морковный. Кто-то из детей сказал, что эту колючку партизаны ели, когда сидели в засаде.

Второе: Самые смелые дети ели муравьиные жопки. Они были кисленькие и приятно освежали рот после партизанской морковки.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 24 мая 2012 | Просмотров: 103

Про грибы

Юмор, Истории

В лесу стояла та самая, влажно-осенняя погода, воздух которой так пьянит и поднимает настроение. Усталая, но довольная Женя пробиралась через заросли орешника в сторону станции. «Эх, в перерыв бы не попасть», подумалось ей, «А то торчи потом на полустанке этом три-четыре часа». Женя была весьма довольна собой, ведь за эти утренние часы ей удалось набрать целую корзину и еще полный до верху полиэтиленовый пакет.

«Отличные опята! Не обманул Костян. Хорошее место подсказал»
Костян был одним из постоянных пациентов отделения наркологии в психиатрической клинике им. Ганнушкина. Он был местным жителем, и хорошо знал подмосковные леса, шастая по которым пристрастился к галюциногенным псилоцибиновым грибам. Эти же грибы и определили его дальнейшее место обитания. Затхлую палату для «тихих» больных в «психушке». Костян был действительно «тихим» больным – не кидался на персонал, не обижал аутиков и даунов, не ел испорченную, и выкинутую в унитаз санитаркой еду. Не противился и приему лекарств. Бывало, конечно, и он чудил понемногу, но безобидно. То нарисует у себя на спине загадочные цифры «158» и декламирует стихи Есенина полуглухому шизофренику – соседу по палате. То издевается над санитарами, прося их принести вместо каши и омлета «острые куриные крылья в соусе «блю-чиз». Шутник, право слово.

По утрам, когда Женя, приходила ставить больным уколы, она говорила:

- Ну что, дружочки мои, приготовьтесь, сейчас уколемся!. –
- Я не дружочек тебе никакой, Женя. Называй меня Amigo!- бурчал в ответ Костян, привычно заголяя
ягодицу.

Жене нравилось, как он вздрагивал всем телом от инъекции сульфазина. Что то было в этом такое, детское. Ей сразу хотелось прижать его к себе, погладить по уже лысеющей голове и убаюкать. Этот великовозрастный наркоман, уничтоживший свой мозг психоделиками, порой заменял ей сына. После инъекции он становился спокоен, рассудителен и мог часами рассказывать о различных вещах. В очередное дежурство Жени он рассказал ей что во время поиска своих поганок набрел на место где росло много опят. Опята как грибы его не интересовали. Женя очень любила ходить за грибами, и подробно выспросила у него местонахождение этого «пяточного рая». Приехав на станцию, пройдя около 3 километров в лес она остолбенела. Костян сказал правду – опята, разного возраста, от маленьких наперсточков до перезрелых лопухов, висели буквально гроздьями по старым, высоким деревьям. Корзина наполнилась быстро, на счастье в куртке оказался пакет с сине-желтой надписью «Икея». «Эх, надо было две корзины брать!» - в Жене заиграла первобытная жадность охотника и добытчика. Она представила, как она отблагодарит Костяна по возвращению. Пожалуй, так и быть, тайком от врача принесет ему эти острые куриные крылья. А пока он будет есть, она расскажет какой замечательный урожай она собрала.

- Тьфу ты! Замечталась, корова! – обругала себя Женя, запнувшись о толстый корень елки, торчавший из под земли. Она поставила пакет и корзину на землю и начала искать слетевшие от столкновения очки.

Поскольку она страдала близорукостью, искать пришлось на четвереньках. Руки ее черпали пожухлую траву, опавшую хвою, прошлогодние листья. Очков нигде не было.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 24 мая 2012 | Просмотров: 97

Как мужают коты

Юмор, Истории

У нас живёт кошак. Точнее не у нас, а у мамы, типа тёщи. Тёща женщина очень аккуратная, любит в доме порядок и чистоту, поэтому сразу же отрезала коту яйца. И назвала Тузиком. Это чтобы, типа, он не драл мебель, не ссал по углам, а весной не рвался на улицу трахать помойных кошек. Без яиц кот зажил новой жизнью, стал вальяжным, ленивым, жирным. Последнее взвешивание показало вес 7кГ. Пожрал и спать, а его за это все очень любят. Чего не жиреть? Вот тока я его не люблю. Я смотрю на него и завидую ему лютой завистью. Иногда даже жалею, что вовремя не отрезал свои яйца. Впрочем, эта мысль у меня быстро проходит, я даже содрогаюсь от её ужасности. Нервно сую руку в карман, нащупываю свои шарики и успокаиваюсь.

А в том году весной мы решили вывести его на дачу. Чтобы хоть маленько стал мужчиной, в смысле котярой. Мама, типа тёща, сразу начала причитать, словно шальная мамаша в военкомате на призывном пункте. Но жена проявила решительность - хвать его за шкирятник и в плетёную корзину. Чтобы крышка корзины не открывалась, я пожертвовал своим ремнём. Штаны упасть не должны, всё же за рулём буду, но этот сука не должен убежать. Тузик сразу же начал орать в самой что нинаесть минорной тональности, у мамы, типа тёщи, полились слёзы, она начала бросаться своими пожилыми грудями на корзину, словно провожая любимца на верную гибель, но мы резко оборвали душераздирающую сцену и поспешно вышли из дома.

- Всё, Тузик, лафа кончилась. Теперь ты или станешь мужчиной, типа котярой, или тебя сожрут мыши на даче.

Тузик, видимо на выдохе, взял самую верхнюю октаву. Но я сурово пнул корзину.

- А ну цыц, боец! Настало время суровых перемен! Потом сам спасибо скажешь.

И я поставил корзину в багажник, заправив её в новый пакет из супермаркета, чтобы эта сука не проссал мне машину. Вслед за нами выскочила мама, типа тёща, и почти уже на ходу засунула в машину два здоровых пакета специальной жратвы для кастрированных котов.

- Вот, возьмите, Тузик очень любит эту еду.

И мы поехали. Чтобы не слышать завываний из багажника, я сделал музыку погромче. С пакетов счастливо улыбалась жизнерадостная кошачья морда. Весь вид этого кошака как бы говорил – только отрезав яйца, я зажил полноценной жизнью.

- Да, хороша житуха у кастрированных котов, вон как радуются жизни с обложки пакета – сказал я и почесал свои яйца.

Приехали. Ворота закрылись.

- Ну, чё, где этот великий путешественник, где это сраный миклуха маклай?

Я вытащил из машины корзину и поставил её на землю. В корзине было тихо.

- Может, уже ласты склеил от страха? Или обосрался в своей корзине и теперь ему стыдно показаться на глаза приличным людям?

Я открыл крышку. Кошак сидел вжавшись в корзину и вылезать оттуда явно не собирался.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 мая 2012 | Просмотров: 127

Пустоты нет

Юмор, Истории

Когда достигаешь цели, понимаешь, что путь и был целью. Поль Валери

Дрожащими пальцами всаживаю патрон за патроном в обойму, каждую секунду выглядывая из-за перевернутой ванны, служащей мне слабым, но все же, укрытием.
Обойма полна - в карман разгрузки.
Пальцы разрывают бумагу пачки патронов, звеня, они рассыпаются.
Черт! Я начинаю торопливо их подбирать и засовывать в накладной карман штанов.
- Четвертый, твою мать! Тебя где черти носят?! - оживает рация
- Я в доках - почти шепотом отвечаю я, нажав на тангетку – Я уже один.
- Какого болта ты там делаешь? - рычит рация голосом начштаба
- Загнали меня сюда, падлы. Парни все полегли - отвечаю я, продолжая набивать следующую обойму
- Справишься? - отвлекает опять меня рация
- Не знаю, но посылать сюда кого-либо безумие - я смотрю на свою ладонь
Пальцы дрожат, нервно поддергиваясь.
- Слышишь, Пашка? Не присылай сюда ни кого! Это бесполезно, их слишком много.
Рация молчит секунд тридцать, но потом оживает вновь:
- Леха, как хочешь, но мы тебя будем ждать на базе.
- Ставь чайник, милочка - мой голос дрожит - Скоро буду!
- Удачи, брат. Отбой.
Я добиваю обойму и сую в разгрузку. Итого четыре обоймы по шестьдесят четыре патрона в каждой. Хорошая и тихая машинка "Бизон".
Глубокий вздох, как перед прыжком в воду.
Быстрый взгляд из-за края ванны.
По асфальту ветер тащит пакеты, обрывки газет и прочий мусор. Горизонт чист.
Ноги пружинят, и я срываюсь с места. Моя цель и спасение, огромный ангар.
Триста метров по прямой и открытой, простреливаемой местности.

***

Эти четверо скитались по стране уже год, ловко избегая стычек и уходя от федералов.
- Лагерь беженцев не для нас - гордо вскидывая грязный подбородок, любил говорить Слон, обращаясь к своей банде
"Банда" состоящая из четырех бойцов, крайне грязных и успевших завшиветь, жила за счет воровства припасов у федералов. Если обозы отсутствовали, банде приходилось голодать, порой даже неделями.
- Слон - позвал Лысый - Слон, тушенка кончилась.
- Что осталось? - пропыхтел Слон, затачивая свою железку, отдаленно напоминавшую мачете
- Две банки концентрата молока - докладывал Лысый, сосредоточенно осматривая содержимое коробки с припасами - Три шоколада и банка гречневой каши.
- Не густо - согласился Слон и замер, задумчиво наблюдая за огнем, горевшим в бочке из-под соляры
- Что делать будем, Слон? - Лысый сел на коробку и поджал под себя ноги
- Скажи, Ежику, пусть технику тащит, будем смотреть транспорта федераловские
Сопя и переваливаясь с ноги на ногу, приковылял Еж. Не менее грязный, чем его предводитель, и плюхнулся рядом с ним.
В полутьме подвала, являвшемся базой для банды, мертвым светом замерцал экран лэптопа с логотипом федеральных войск на крышке.
- Транспорт со жратвой пройдет здесь через неделю - спустя полчаса доложил Еж
- На неделю не вытянем - загнусавил Лысый
- Цыц - рыкнул Слон - Я что-нибудь придумаю.
Последняя пачка сигарет кончилась еще в обед. Уши пухли без курева, нервничая, мотались из угла в угол.
С третьего этажа кубарем скатился Тюха, который был в этот день дозорным:
- Быстро по шкерам, идут! – Прошипел он
И тут же вся бригада сорвалась с места. Прячась в ящики из-под боеприпасов, размалеванные под кирпич.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 мая 2012 | Просмотров: 102

Деревенская история

Юмор, Истории

К слову сказать, закона нет, чтобы все были богаты, и бедняков, кстати, тоже не сеют. Сам человек пробивает себе дорогу. А дорога бывает извилистой и ухабистой.
Молдавская семья из восьми человек, муж с женой и шестеро детей, останавливаются возле заколоченного домика. Они уже прошли всю деревню и увидели более или менее опрятную хатку – открывай дверь да живи!
Глава семьи смотрит на соседний дом, где лает собака. Смуглый, чернявый – ему лет сорок, жена истощена и, кажется, выглядит старше мужа. Дети – мал мала меньше.
- Есть кто? – кричит он во двор.
- Чего, милок? – выходит старушка.
- В дом, что напротив, вселиться пустите?

- А чего нет – вселяйтесь. Ничейный он. Жил здесь в прошлом году Степан. Ремонт сделал – к слову, к рукам прибрал. Но от чертовщины сбежал. В доме этом цыгане жили. Сами его построили – решили стать оседлыми, да только жить с соседями мирно не хотели – воровали, хулиганили, шумели, могли собак отравить. Вот люди тогда собрались всем скопом и сказали: «Уезжайте, а то биты будете». Цыганская семья без поддержки табора решила на рожон не лезть и съехала, а нам всем сказала, что в их доме никто из чужаков русских жить не сможет, - повторяет старушка известную всему селу историю. - Проклятый дом – в этом убедились все – быстро избавляется от русского человека. А вас, смотрю, примет. Даже если говорите вы по-русски, а чужаками будете.
Глава семьи чешет загривок, сомневается.
- Жену свою и ребятишек любишь? – спрашивает старушка между прочим.
- Знамо, люблю…
- Не врёшь?
- А что врать, если я с ними до сих пор по миру блуждаю. Вон, сотни километров прошёл и проехал, не сбежал… - как-то неуверенно отвечает глава семейства.
- Верно, милок, верно. Чего стоишь тогда, иди во двор, открывай дверь. Степан с собой из домашней утвари ничего не забрал. А наши, деревенские, – не тронули, ибо боятся входить в дом.
- Как зовут-то тебя?
- Стефан меня зовут.
- А маму как зовут? - обращается старушка к женщине, окружённой детьми.
- Мария, - отвечает за жену Стефан. – За детей не спрашивайте – сам путаюсь с их именами, - и открывает калитку, идёт в дом. За ним семенит всё семейство.
Нет смысла справляться, как они жили, так как местные жители деревни посматривали на многодетное семейство с опаской, сравнивали с цыганами – и для этого имелись все основания. Ибо отец семейства частенько вместо хлеба угощал детей оплеухами да затрещинами, и во дворе их частенько стоял крик и плач. Дети были вечно голодные и грязные, на людей смотрели исподлобья и воровали все подряд в садах да в огородах людских. Сердобольные люди жалели детей, но открыто это делать боялись, - это еще больше сердило Стефана, поэтому прятали угощения где-нибудь в траве или сене, а дети находили поклажу, радовались.
Правда, воровать не прекращали.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 мая 2012 | Просмотров: 106

Эпиляция

Юмор, Истории

Да-да, я о той самой, эпиляции ТАМ. Я не знаю, какая конкретно сука ее придумала, но совершенно точно уверена, что это был А-мужик, Б-педофил. Почему не баба? Да нам и так мучений в жизни хватает, зачем себе еще добавлять-то? А, насчет педофила, надеюсь, вообще вопросов быть не должно. Не говорите мне только, что кому-то волосня там сексом заниматься мешала или это был Великий Мастер куни. Фиг. Первому придумавшему явно нужна была иллюзия занятия сексом с малолеткой, тут к бабке не ходи.
Вот почему сейчас она так всем повально понадобилась, объясните мне, наконец? Жили же люди раньше и без этого! Как прекрасна порнуха 80-х… Такие все волосатые, аж жуть берет. И что такого страшного произошло за последние 15 лет, интересно, что в непобритом виде и раздеться в приличном обществе нельзя стало? Да-да, скажите мне, что эпиляция имеет вековые традиции. На востоке, юге – однозначно, могу понять. Ну, там таки –жара, гигиена, а у нас? Северная страна, какой-никакой обогрев. Откуда эта напасть и почему именно сейчас, мне объяснит кто-нибудь?

Жила я до какого-то возраста совершенно спокойно, не ведая о том, что волосы ТАМ – это неприлично. Даже замуж умудрилась выйти небритая. А потом –началось… Ну, каждому второму – лысину подавай. Пришлось осваивать все премудрости процесса.

Существует много способов этой самой эпиляции. Самый прекрасный – это крем-депилятор, конечно. Намазалась и через 15 минут свободна. Но, блин, кому как, а у меня непруха в данном вопросе полная. Вот есть справедливость на свете? На башке –три пера, сомнительного качества и невнятного цвета, которые слинивают с головы , как крысы с корабля, от любого события, похожего на стресс. А ТАМ, сцуки, черные, как у негра на башке, и держатся стойко, как 300 спартанцев. В общем, не действуют на меня никакие крема. Один раз, правда, я твердо решила дождаться, пока волосы выпадут, и просидела под кремом час. В итоге – вся кожа между ног сгорела. А волосам – хоть бы хны.

Есть еще один прекрасный способ. Это, когда ты приходишь в гости к эстету, который, как правило, ТАМ сам не фига не брит,но от твоей растительности он приходит в дикий ужас, тащит тебя в душ , с помощью бритвы сам все удаляет, потом бурный секс, потому как, пока брились уже чуть 2 раза не кончили. В общем, казалось бы –никаких минусов…первые 2 дня. А потом, мама дорогая. ТАМ все колет. Ходишь – колет, сидишь – колет. Колет и чешется. Вот и ходишь, периодически почесывая это место и проклиная тот день, когда дала дотронуться до себя бритвой…

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 мая 2012 | Просмотров: 97

Учеба

Юмор, Истории

Тяжелы первые месяцы курсантской службы. И морально и физически. Нестерпимо хочется домой. Тоска по дому и смазливым подружкам умело выдавливается хроническим голодом и хроническим же недосыпанием. Слава Богу что в военных училищах практически нет дедовщины. Снисходительно-насмешливое отношение к первокурсникам есть, а дедовщины нет. Ну, хотя наверное, у кого как.

После присяги, на курс молодого бойца нас вывезли в лагерь на полигон. Вернее вывезли командный состав. Младшие офицеры со своими взводами топали пешком. Дошли только офицеры, бывшие кадеты и некоторые из уже отслуживших. Остальные приползли в лагерь с кровавыми мозолями от умело намотанных портянок. В прочем умники решившиеся заменить портянки на шерстяные носки, последние пару километров спотыкаясь ковыляли босиком. В сапогах было больно совсем. Некоторые умудрились заработать "натруженный перелом". Как можно при ходьбе заработать перелом, для меня остается загадкой до сих пор. Несмотря на мои познания в травматологии, жертвы все же были.

Офицеры нас баловали своим вниманием. С обратной пропорциональностью величине звезд на погонах. Ежеминутные лейтенантские понукания, изредка разбавлялись капитанскими нравоучениями. Товарищи майоры в процесс становления личности в погонах вмешивались крайне редко. Полковников же мы до поры до времени видели лишь издалека. Надо заметить, что отцы командиры, по большей своей части отличались жестким, но справедливым подходом ко взращиваемым подопечным. Стокилограммовый боксер, капитан Картюх, "в одну калитку" выигравший не один поединок на армейском ринге, вспомнив любимых персонажей из "Ивана Васильевича" назначил подопечному курсу строевую песню про "Кап-кап-кап, из ясных глаз Маруси". Подопечным курсом оказались мы. Маруся над идущим в ногу строем, проливала слезы все пять лет обучения. В принципе к третьему курсу все привыкли и зачастую затягивали жалобный текст без напоминания извне. Судя по кубкам, вымпелам, грамотам и сбитым кулакам, удар у капитана Картюха был отработан на совесть. Проверять заслуженность спортивных наград на себе, среди нас желающих не было. Тексты песен учились легко и с задором. С таким же опасливым задором выполнялись и другие задачи. В прочем иногда случались небольшие казусы. Так за одну легкую провинность, уже позже, в стенах училища, капитан мне и нескольким товарищам по залету настоятельно порекомендовал отдраить все очки в туалете казармы за час "так бть,чтоб бть, блестело, бть". На робкие попытки возражения по поводу отсутствия моющих средств и общего запущения сливных отверстий, было предложено использовать крошеный кирпич. Кто из нас предложил по шустрому все покрасить белой нитро-краской я сейчас вспомнить и не могу. Помню только, что поначалу очень сильно воняло химией. Хотя выветрилось все достаточно быстро. Через час в усиленно прокуренный туалет строевым шагом со зловещей улыбкой на мясистом накачанном лице, вошел капитан Картюх. Через плотный офицерский китель с погонами явственно проступали бицепс, трицепс, дельтовидные мышцы и кубики на животе. Погода стояла теплая, окна были открыты настежь. Я всерьез подумывал выпрыгнуть, в случае провала операции, в окно. В принципе, наверняка не только я, благо этаж был первый. Хотя капитановы кулаки располагали к таким мыслям и не взирая на этажность помещения. Когда командир заглянул в первую кабинку, я взялся руками за подоконник, все-таки если все ломануться в окно, можно и не успеть. Через секунду, чемпион по боксу выпрыгнул из первой кабинки и в звенящей тишине ворвался во вторую. Нарастать напряжению дальше было некуда. Все таки мы перестарались. Создавалось впечатление, что вмурованные в бетонный пол, железные, армейские унитазы поменяли на сияющие свежей белизной новые. Это конечно же было нереально. Капитан понимал это лучше всех. Первым нарушил гробовую тишину, как это и полагается офицер:
-А чем это вы их Так?
-Кирпичом, товарищ капитан- наш сержант Серега, принял всю возможную агрессию на себя- как Вы и рекомендовали.
-Ну и песочком немного- подал голос и я, подтягиваясь к подоконнику.
Курсовой офицер еще несколько минут немного растерянно бродил из одной кабинки в другую. Окончательно осмелев, сержант раздал из своей пачки всем сигареты и щелкнул зажигалкой. В полной тишине, все жадно стали пыхтеть сигаретами, стараясь убить саму возможность проявления запаха краски. В такой же тишине капитан из туалета и вышел. Вернулся он через несколько минут. Мы даже успели опять испугаться. Но его тон был слишком уставшим:
-Все на занятия.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 мая 2012 | Просмотров: 101

Люди гибнут за металл

Юмор, Истории

Васька Синицын жил на Колыме всю свою сознательную жизнь.
Хотя какая она может быть сознательная у двадцатилетнего пацана? Да
еще из неблагополучной семьи, да еще и сам он крепко <<накатить>> умел.
<<Так себе>> жизнь была, не очень.
Выпала пора его взросления на бурную вторую половину, как теперь
говорят - <<лихих>> девяностых. Хотя, что в них особо лихого, Васька не
понимал, в их забытом и заброшенном новой демократической властью
поселке <<лихо>> было только то, что вот уже второй год они жили без
света. Это надо понимать так, что электричество было только на
поселковой котельной, которую еле тянул старенький дизель-генератор.
Уже и дети малые подросли, которые лампочку Ильича видели только в
качестве простого стеклянного пузырька под потолком. Если кто не
верит, могу подтвердить, что после описываемых событий света в этом
поселке не было еще три года. Итого пять. Вот и считайте.

Рассказ вообще-то не о том, как выжить в условиях Крайнего Севера
зимой. В многоэтажном доме без электричества, вода, хоть с перебоями,
но все же, была и даже иногда теплая. В остальном проще: <<буржуечка>>,
труба в форточку, и живут люди, а куда деваться? Когда Васька вечером
шел по поселку, то если б он видел знаменитые фильмы ужасов, он бы
смеялся. Вот представьте, минус сорок, стоит морозный пар, вокруг
мертвые, темные многоэтажки, темные, в смысле, что в их окнах кровавые
отблески керосинок и свечек, и из каждого окна валит дым, окутывая
дома уже вообще киношным туманом.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 21 мая 2012 | Просмотров: 88

Витя-Эктоплазмоид и Уроки Албанского

Юмор, Истории

Восьмое марта, как и всегда, подкралось совершенно незаметно и нагрянуло абсолютно неожиданно. Внезапней чем холода приходят к коммунальным службам. Хуже чем молчаливая овчарка подбирается к яйцам нарушителя периметра. А ведь вчера была обычная среда, и ничто не предвещало беды. А сегодня вроде бы четверг, но вот на тебе!

Ранним утром, сын, по новоприобретённой привычке, примчался в нашу спальню и исполнил свой ритуальный индейский танец на родителе. За два месяца ежеутренних танцевальных этюдов, я ловко научился принимать позу “Воздух!” и спать дальше. Секрет этой осанны прост: нужно перевернуться под одеялом спиной к верху, сунуть голову под подушку, поджать колени под живот и руками обхватить подушку. Детёныш теряет интерес и увлекается мамиными бигуди. Но в этот раз что-то пошло не так.

Укол совести, детской пяточкой впечатался в область почек. Почки распускаться не хотели. Со всей неотвратимостью, я осознал что пора вставать и, по возможности быстрее! Надо сгонять вниз к машине, где припрятана чудовищно дорогая авторская инсталляция из десятков гиацинтов.
- Тигрёнок, пожалей папу. Он полезный и у тебя один! - я попробовал выпросить освобождение от лечебно-пяточной физкультуры.
- Па-па! Па-па! О-дин! - неистово скандировали трибуны, подпрыгивая от радости, и я почувствовал себя поверженным гладиатором, отданным слону на растерзание. Ну, вернее тигрёнку.
- Мальчики, давайте вставайте! Вы же помните какой сегодня день? - Жена нашла силы приоткрыть один глаз и вспомнила целый набор слов. Это она герой. Вообще, мы страшные "совы".

Пришлось выбираться из кровати. Сын мигом умчал обратно в детскую запускать стратегический бомбардировщик. Ну не верю я, что игрушечная железная дорога может издавать такие звуки! Я прошлёпал по ясеневому паркету до ванной комнаты, джедайским приёмом, не нагибаясь, раскатал коврик и печально изучил заботливо культивируемую “трёхдневную” щетину. И... сбрил к ебеням, давясь скупой слезой. Моя ритуальна жертва богам международного женского дня. Стратегическая авиация, судя по звукам, теперь совершала взлёты в районе гостиной. Я вот жду, когда же соседи купят зенитку.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 21 мая 2012 | Просмотров: 102

Про бабу Веру и порнуху

Юмор, Истории

Зимой то ли 1988, то ли 1989 мне на работу позвонил мой приятель Ярик. Попросил встретить его на вокзале, помочь с багажом. Последние два года он работал на Северах в какой-то нефтяной провинции, которая в то время активно осваивалась. В Москве он бывал два-три раза в год по неделе, но успевали мы за эти визиты выпить и накуролесить столько, что Голливуду не на один сезон сериалов типа «Мальчишник в Вегасе» могло хватить. Положенный ему какими-то ведомственными нормами северный срок он уже отработал, поэтому возвращался в Москву, к месту так сказать постоянной прописки.

Шёл снег, Москва еле ползла, к поезду я немного опоздал. Ярик ждал меня на перроне, с двумя огромными коробками и разнокалиберными сумками. Слегка нервничая, он познакомил меня с оперативной обстановкой. Коробки были от японских телевизоров. В одной из них действительно был телевизор, в другой три видеомагнитофона. Стоимость этого по тем временам была просто астрономическая, и уже крутились вокруг нас тёмные личности, похоже, готовые хлопнуть нас прямо здесь под яркими вокзальными фонарями.

Мы, не торгуясь, взяли два такси, и поехали по тем временам к черту на рога, аж в подмосковный Красногорск. Уже после он объяснил, что за время, пока он во благо Родины осваивал Север, какой-то дядя осваивал его жену вместе с его же жилплощадью на «Чкаловской», а маленькая дочка Ярика уже готова была называть чужого дядю папой.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 мая 2012 | Просмотров: 117

« назад   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 [57] 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303  далее »
^наверх