Добавить в избранное | Cделать стартовой
     

Юмор / Истории

Анекдоты Афоризмы
Истории Тосты
Картинки и карикатуры Стишки
С ненормативной лексикой Разное

Про быдло вокруг нас...

Юмор, Истории

Про быдло вокруг нас...

Я завернул во двор и остановил машину у знакомого подъезда. Давно здесь не был. Те же облезлые лавочки у подъезда. Старые качели. Березы в палисаднике под окном. Даже лужа возле сараев – и та на месте. Ничего не изменилось. Тьфу! Как они здесь живут?
- Хорошая машина, ага!
Даже вздрогнул от неожиданности. Обращавшийся ко мне бродяга симпатий не вызвал. Откуда он вынырнул?
- У братухи моего еще лучше, ага! Знаешь моего братуху?
Я презрительно глянул на обладателя «братухи»-автовладельца. Невысокий, одетый не совсем уж по-бомжовски, но явно в вещи с чужого плеча, постарше меня на несколько лет, он стоял и улыбался во весь рот. Придурок какой-то.

Подробнее...
 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 15 апреля 2011 | Просмотров: 258

Марина

Юмор, Истории

- Просто трудный возраст, смятая постель..

Толстуха Марина первый раз в жизни обосралась. Причем во сне, причем в собственную постель. Как назло, ещё и в пижаме.
Все штаны были перемазаны в почерневшем за ночь дерьме, а на лице высыпала горсть свежих прыщей.

- Блядство! - тихо выматерилась Марина, открыла окно и пошла в ванную их засранной коммуналки на сорок семей. Слава богу, население барака ещё спало после вчерашней субботней попойки. К своему великому стыду, Марина обосралась именно из-за того, что сильно нажралась и ничего не помнила. Смутные образы, мелькавшие в раскалывающейся башке ехидно намекали на то, что она у кого-то сосала. Так как парня у неё нет и не было - сосала явно не любимому, а от этого хотелось блевать сильнее чем от похмелья.

Марина заперлась в ванной, сняла отвисшие на жопе пижамные штаны, полные гавна, и закинула их в ванну. Полотенцем сестры принялась вытирать жопу. И тут в дверь начали усердно стучать.

- Маринка, ты там что ли? Давай быстрее, у меня понос!

"О боже, эта сука Наташка-соседка!" - от злости у Маринки загорелись уши.

- Маринка, это ты полюбасу, я видела тебя в коридоре!
Чем это у тебя воняет?

"Сука, провались ты в ад" - цедила сквозь зубы Марина, оттирая жопу и одновременно наполняя ванну водой, чтобы отстирать штаны. Внезапно кран начал стучать, потом вместо горячей пошла ледяная, а вскоре и ржавая вода.

Ко всему прочему, неуклюже поворачиваясь в тесной ванной комнатке, Маринка задела жопой пластиковую китайскую этажерку, с которой упали банки и тюбики с зубной пастой, принадлежащие жильцам всего коридора. Неизвестно что здесь делала стеклянная литровая банка с мелочью, но она тоже упала и со звоном разбилась, усыпав старый кафель острыми кусками стекла. Маринка была босиком, поэтому свободу передвижения пришлось ограничить до узкого пятачка в углу. Веник тоже, падла, отсутствовал.

- Маринка, ты че там громишь? С тобой всё нормально?
"Вот сука крашеная" - зубы Маринки скрипели как резина по стеклу. Наташка, в отличие от неё была худенькая и смазливая, все мужики на неё пялились, а при виде Маринки лишь с отвращением сплевывали на пол. В общем, поводов для злости хватало.

- Ты че, наконец решилась с собой покончить?
"Не дождешься блядина"

Кран постучал-постучал да и затих. Вода в нем закончилась. Четверть ванны успела наполниться ледяной ржавой водой, над которой, словно коричневый айсберг, выступал мешок скомканных и обосранных штанов. Пробираясь к ним, Маринка оступилась и порезала вены на ногах прямо под пальцами. Кровь хлынула струёй. Нет, струями, порезов то было много.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 15 апреля 2011 | Просмотров: 362

Птицелов

Юмор, Истории

Тело лежало в естественной позе и, в его положении, не было ни малейшего намека на следы побоев, или, паче того, сексуальный вандализм.

На неприятно высокой скамейке, под навесом остановки, лежал человек. Сидение, явно укрепляли люди, склонные к суициду вследствие утери ими веры в человечество. Этакие «человеколюбцы», оперившиеся и заматеревшие в сумасшедшей круговерти конца двадцатого века, на благодатной ниве «пост-совка».

Вокруг, на заплеванной сцене, вмещавшей в себя вышеописанную композицию, несколько человек кутали носы в шарфы – февральский морозец придавил изрядно в канун дня вооруженных сил. Изредка они косо поглядывали на мужчину, но попыток помочь или прояснить ситуацию никто не предпринял. От всей мизансцены веяло повседневной пошлостью. Той самой, о которой напоминала и высокая, укрепленная почти в метре от земли лавка, якобы призванная, скрасить минуты, проведенные в ожидании транспорта.

Мужчина был как-то одет и обут – никто особо не разглядывал – мирно лежал себе, поджав ноги, и толи спал, толи умер. Рядом с ним, тут же, на скамейке, стояла открытая клетка для птиц. По счастью она была пуста – пернатые питомцы, как правило, изнежены и теплолюбивы.

***

Невысокий парень в пальто, как раз вышел из обшарпанного троллейбуса и пытался прикурить на ветру сигарету, попутно оглядываясь в поисках урны, куда можно было бы выкинуть пустую пачку. Второй – высокого роста в спортивной шапочке и яркой куртке, перечеркнутой ремнем спортивной же сумки, подошел к остановке со стороны перекрестка.

Эти двое, не сговариваясь, направились к навесу, слабо помогавшему укрыться от ветра и холода. Переглянувшись, подошли ближе и неуверенно обратились к лежащему на скамейке, но… «его пресс-служба воздержалась от комментариев». Аккуратно, опасаясь запятнать себя в чем-либо предосудительном или биологически активном, тот, что был в пальто, потряс человека за плечо. Эффекта это не возымело, но вот внимание окружающих привлекло – «ботва какая-то затевается – глянем вместо «Дежурной части».

– Ну и что с ним теперь делать? – поинтересовался «спортсмен». – Живой он хоть?

– А хрен его знает, я не доктор. Бросать нельзя, околеет же.

– Может ментов вызвать? Или скорую?

– Вон «стакан» через дорогу – погляди, может, есть на месте кто. Я тут побуду.

– Ага, я мигом, – добровольный спасатель рысцой двинулся к переходу.

Оставшись наедине с потерпевшим, второй волонтер протер свои запотевшие очки и огладил бороду, на которой уже появился иней. Бедолагу он трогать не решился, боясь уронить того с лавки или еще как-то навредить. Оглядел лишь куртку человека – не тонка ли – мороз давил нешуточно.

Обыватели, тем временем, стали бочком-бочком подступаться к эпицентру, с целью посмаковать или поучаствовать в перформансе – стали уже, тут и там, раздаваться шепотки – высказывались гипотезы, живо обсуждались возможные причины; самые смелые даже начали давать советы.

Ведь так важно, находиться в гуще событий, в роли бездушной камеры наблюдения, чтобы вечером с беспечной гордостью сообщить семье, вот мол, сегодня видел на остановке пьяньчужку, спящего на морозе, до чего страну то довели – спаивают народ.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 14 апреля 2011 | Просмотров: 227

Про быдло вокруг нас

Юмор, Истории

Я завернул во двор и остановил машину у знакомого подъезда. Давно здесь не был. Те же облезлые лавочки у подъезда. Старые качели. Березы в палисаднике под окном. Даже лужа возле сараев – и та на месте. Ничего не изменилось. Тьфу! Как они здесь живут?
- Хорошая машина, ага!
Даже вздрогнул от неожиданности. Обращавшийся ко мне бродяга симпатий не вызвал. Откуда он вынырнул?
- У братухи моего еще лучше, ага! Знаешь моего братуху?
Я презрительно глянул на обладателя «братухи»-автовладельца. Невысокий, одетый не совсем уж по-бомжовски, но явно в вещи с чужого плеча, постарше меня на несколько лет, он стоял и улыбался во весь рот. Придурок какой-то.
- Не знаю я твоего братуху и тебя знать не хочу. Пошел отсюда, бомжара! Развелось вас, дармоедов…
Мужик как-то странно посмотрел и вдруг заплакал совсем как ребенок. Идиот, точно.
- Брат мой приедет! Вот увидишь, ага… Вы все увидите!
Блин, только этого мне не хватало!
- Митяня, успокойся! Серега, привет. Заходи, подымайся в квартиру, - услышал я знакомый голос дядьки.
Ну, хорошо хоть Николай вышел. Вовремя.
- Здорово, Коля. Что это за фигня? Кто такой? Я его вообще не трогал.
- Ничего, все нормально. Проходи – говорю, не обращай внимания. Митяня, не плачь. На, тебе двадцать рублей – пойди купи себе что-нибудь.
Бомжара перестал плакать и радостно схватил протянутые деньги.
- Пойдем, Серега. Давно ты не приезжал. Видишь, повод какой хреновый …
Мы поднялись в квартиру на втором этаже. Я переступил порог и почувствовал знакомый запах детства.
Здесь жила моя бабушка. Когда родители уезжали в командировку, отправляли меня к ней. Бабушка жила одна с тех пор, как умер дед. Я был единственный внук, бабуля меня обожала и баловала, как могла. Теперь её нет. В наследство отписала мне эту двушку в хрущевке. Только вот Николай и жена его – Светка…
Николай, вообще-то – мой дядька, младший брат матери. Но я не привык называть его «дядей». Николай, Коля – все так называли и я привык. А он относился к этому без претензий.
Николай раньше работал шахтером, где-то в Читинской области. Помню, хорошие бабки заколачивал в советские времена. Приезжал в отпуск с женой Светкой, оба нарядные, привозили кучу подарков матери, нам. Бабушка очень гордилась им, жалела, что так и не родили ей наследников. Говорили – Светка однажды застудилась сильно на работе. Из-за этого и не могла.
Николай устроился на шахту сразу после армии – дружок сманил разговорами о длинном рубле. Сам-то потом уехал через год, а Коля остался надолго. Стал бригадиром, вступил в партию, даже орден получил. В газете про него писали, помню – бабушка с гордостью показывала соседям статью в «Труде» с фотографией сына.
Николай со Светланой собирались перебраться на Кубань, поближе к матери, к родне. Денег копили на дом. К тому же здоровье давало знать о себе – Коля заработал инвалидность. Какая-то там болезнь у шахтеров профессиональная от отбойного молотка, что-то с вибрацией связано. Ему теперь каждый год месяц в санатории положено бесплатно. Потом эта авария в шахте. Тогда они и решили окончательно вернуться. Приехали, купили машину – «Волгу». Оставались деньги на покупку дома. Мои родители посоветовали присмотреть жилье у моря, в Геленджике. У отца там были знакомые, вот и поехали тогда вчетвером – Николай со Светой и мои мать с отцом. Отец, уезжая, смеялся: « Вот, Серега! Будет теперь и у нас родня на море!»

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 14 апреля 2011 | Просмотров: 267

Бабай

Юмор, Истории

-Значит, даже не обсуждается, Лавра будем искать и найдём, — Судак по-блатному сплюнул сквозь стиснутые зубы и мощным щелчком отправил бычок от «Примы» куда-то в сторону ближайших кустов. Луня и Жмых старательно проследили за полётом окурка, после чего согласно покивали. Попробовали бы не покивать.

Судак был крутым. Настолько крутым, насколько это вообще возможно в неполные шестнадцать лет для парня проживающего в небольшом фабричном городке, насчитывающем, примерно, сто-сто двадцать тысяч душ живого населения, включая кошек и собак. Тёршийся с малолетства возле отцовских друзей, он с ранних лет наслушался рассказов «за зону», поднабрался воровской романтики и в том возрасте, когда большинство пацанов мечтают стать космонавтами или, на худой конец, пожарными, он уже твёрдо знал, что хочет стать только «блатным». И вёл себя соответственно, благо окружение всячески этому способствовало. Поэтому, когда вскоре после своего четырнадцатилетия, он прямиком направился на малолетку, как это и было ему многократно обещано Петровной, начальником отдела местного ГОВД по несовершеннолетним, он воспринял это, скорее, как заслуженную награду, чем как какое-то наказание.

На малолетке Судаку не понравилась. Почему-то батины друзья не удосужились сообщить ему, что порядки там куда как отличаются от «взросляковских», и Судак, нормально подкованный по всем блатным понятиям, по первости чуть было не напорол косяков. Но обошлось. Всё-таки, не совсем он лох был, да и генетика дала себя знать. Однако для себя решил на рожон не лезть, тихо досидел свой год, и, хоть и не заработал какого-то большого авторитета, но и масти, слава Богу, не заимел. Т.е. покинув колонию, он обзавёлся некоторым полезным опытом, привычкой ходить ссутулившись и наколотым «перстнем» с половиной солнца, вызывающим дикое уважение у местной пацанвы.

То есть на своём родном Калининском Судак был среди пацанов в большом авторитете и редко кто решался встать против него. Нет, поначалу, конечно, пытались, но Судак очень скоро объяснил, кто здесь главный. Да что там пацаны – взрослые мужики иногда, ловя на себе тяжёлый взгляд, непроизвольно уступали ему дорогу, может быть, поминая про себя незабвенного Судаковского родителя, так и сгинувшего где-то в вятских лагерях.

Но это только у себя на Калининском. Всё-таки, тут какой-никакой город, а не деревня, где, если ты первый парень, против тебя никто и не вякнет. А здесь, к примеру, есть ещё и Южный. А на Южном заправляет Смола, у которого из наколок, может быть, только и есть, что надпись «ПЕТЯ» на фалангах пальцев. Но того же Судака Смола ни в хрен ни ставит. Особенно в последнее время. И наезды проводит дикие, часто вообще беспредельные.

Потому, наконец, и решил Судак забить серьёзную стрелку с Южными, чтобы расставить все запятые и решить накопившиеся непонятки. Реально решить, так что б Смола только при звуке его имени ссаться начинал. А для этого Лавр нужен, по-любому.

Лавр был главным тараном у Судака. Нет, все парни из конторы Судака, даже Луня, хотя с тем отдельная история, могли постоять за себя, от драк никогда не бегали и, при желании, могли и без Лавра объяснить южным, чьи в лесу шишки. Но тут: пятьдесят на пятьдесят, у Смолы ведь тоже не ботаники под рукой ходят, а как карты лягут никто не знает. А вот Лавр уверенно перетягивал весы в сторону Судака.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 14 апреля 2011 | Просмотров: 239

Воробышек

Юмор, Истории

Вот и отступили суровые эвенкийские морозы. За окном – апрель, с крыш закапало, во дворе нашего дома весело зачирикали воробьи. В сорока-пятидесятиградусные морозы их не видать и не слыхать – прячутся где-то, бедолаги, от лютой стужи. А тут, пожалуйста, – объявились, радостно прыгают по двору, склёвывая какой-то только им видимый корм. Мне же при их виде сразу вспомнились далёкое детство, моя родная казахстанская деревушка на высоком песчаном берегу седого Иртыша, и вот эта история, связанная именно с воробышком.
Стояло жаркое, настолько жаркое лето, что босиком по пыльным сельским улицам ходить было невозможно – раскалённый песок обжигал подошвы. Мне тогда было лет семь, моему брату – около пяти. И вот в один из таких знойных дней мы почему-то вместо того, чтобы отправиться купаться, забрались с ватагой пацанов на пустынную в эту пору территорию совхозного склада – играть в прятки. А может быть, залезли мы туда уже после купания – точно не помню. За дырявым забором высились амбары для зерна, комбикормов, бугрились крыши врытых в землю ледников для мяса, хранились нагроможденные друг на друга конные сани, пылились зернопогрузчики с длинными железными шеями-транспортёрами, тянулись штабеля дров. Между амбаров и за ними буйствовали заросли чертополоха и конопли, лебеды. В общем, рельеф – самый подходящий для игры в прятки.

Мы с братишкой - я его от себя старался никуда не отпускать, а то как же, старший ведь! - побежали прятаться за весовую. Это такая будка под шиферным навесом перед огромными напольными весами. А за будкой весовой мы увидели вот что: под стеной одного из семенных амбаров глянцево блестела под лучами белого раскаленного солнца чёрная и неприятно пахнущая битумная лужа диаметром примерно метра три-четыре. В центре неё валялись несколько порванных бумажных мешков. Битум находился в них, но они полопались, когда их небрежно свалили здесь ещё в прошлом году. Осень, зиму и весну мешки с битумом, который должны были пустить на ремонт кровли прохудившихся амбаров, вели себя прилично. Крыши чинить почему-то никто не торопился, а в жару битум растаял и поплыл из дырявых мешков.
В центре этой чёрной лужи мы увидели отчаянно трепыхающегося и уже хрипло чирикающего воробышка. Ему в ответ галдела целая толпа его сереньких собратьев, сидящих на колючих ветвях растущей рядом акации, а также вприпрыжку бегающих по самому края битумной лужи. У воробушка прилипли лапки и кончик хвоста. Глупыш, как он туда попал? А, вот в чём дело: к поверхности коварной лужи прилипло множество кузнечиков, бабочек и ещё каких-то козявок. Видимо, воробышек захотел кого-то из них склюнуть, вот и прилип.

Я еще не успел подумать, что же можно сделать для погибающего воробышка, как братан мой что-то крикнул мне и побежал по чёрной лоснящейся поверхности к трепыхающемуся комочку. Хотя где там – побежал. Он сделал всего несколько шагов, и битум цепко прихватил его за сандалики. Братишка дёрнулся вперёд, назад, потерял равновесие, одна его нога выскочила из сандалии, он упал на бок и испуганно закричал. На нём, как и на мне, были только сатиновые трусишки. И пацанчик сразу влип в битум одной ногой, боком и откинутой в сторону рукой.
– Ой, мне горячо! – захныкал братишка. – Вытащи меня отсюда!
Я страшно испугался за него, но не знал что делать. Взрослых нигде не было видно, а остальные пацаны разбрелись и попрятались по всей большущей территории склада – не забывайте, мы ведь играли в прятки. К стене весовой будки было прислонено несколько широких досок. Я уронил одну из них на землю, притащил к чёрной луже и подтолкнул к продолжающему плакать брату. Затем прошёл по доске к нему и попытался за свободную руку вызволить из плена. Но братан прилип намертво. Я дёрнул его за руку ещё раз, другой, и чуть не упал рядом с ним сам.
И тут, на наше счастье, на территорию склада с обеда пришли несколько женщин, работающих на очистке семенных амбаров под приём нового урожая. Они нас увидели, заохали, запричитали. Но не растерялись, а быстро притащили откуда-то несколько лопат. Этими лопатами женщины начали поддевать с краю и сворачивать в рулон (ну, как блин) битумную массу. Подвернув этот чудовищный блин почти впритык к временно умолкнувшему и во все глаза наблюдавшему за собственным спасением братишке, они дружно, в несколько пар рук, вытянули его из битумной массы.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 13 апреля 2011 | Просмотров: 317

Первосентябрьские веники

Юмор, Истории

На самом деле, идти в школу хочет любой детсадовец. Он, со свойственной всем детям и некоторым взрослым, наивностью, думает, вот, я теперь и первоклассник, а это вам не какой-то там сраный детсадовец. Теперь, мол, я взрослый, и ждут меня исключительно ништяки и вольная жизнь.
Но, что касается меня, я как-то сразу был не так оптимистичен по сравнению к смене трудовой деятельности из детсада "Теремок" на среднюю школу № 1 имени Ю.А.Гагарина. Что-то подспудно подсказывало мне, что есть в этом какой-то подвох.
И тем нименее, я делал то, что положено любому детсадовскому пиздюку,а именно, хотел в школу. На всякий случай. Ведь так положено, хули там.
И вот, наступило первое сентября, на меня надели первый в моей жизни настоящий костюм. Он был очень красивый, синий с черными перламутровыми пуговицами. Я себе в нем очень нравился. Это сейчас, я ненавижу себя в костюме, хотя иногда мне его приходится носить, но тогда я себе очень понравился. Мама причесала меня на пробор, надела на меня коричневый кожаный ранец, дала в руки огромный букет гладиолусов, который, казалось, был больше чем я.
До школы было квартала три ходьбы. Мама взяла меня за руку и мы пошли.
"Это же хуйня получается"- подумал я- "Я ведь теперь школьник, а значит не маленький, чтоб меня мама за руку водила. Если меня таким сопляком увидят мои будущие одноклассники, они меня уважать не будут, а то и отпиздят вообще"
Поэтому, когда мы подошли к школе, я на всякий случай вынул свою руку из маминой.
На школьном дворе всю малолетнюю пиздюльву отобрали у родителей и построили согласно классам. Я попал в первый класс "Б".
Рядом со мной стоял мой бывший однополчанин по детсаду Леша Ковалев, а с другого бока какой-то толстый мудак по имени Олег, который постоянно сопел и очень меня раздражал.
Потом что-то говорили какие-то люди, все было пафосно и торжественно, а я стоял, держал эти огромные гладиолусы и мечтал, чтобы все это поскорее закончилось, ибо меня заебало стоять на одном месте, дети вообще это плохо умеют делать, а еще очень хотелось писать.
Наконец, все закончилось, нам дали команду налево и шагом марш. И мы строем направились по классам. По дороге я норовил ебнуть ногой этого толстого мудака Олега, который шел впереди меня, тот оглядывался и строил смешные ебальца.
Учительница у нас оказалась нормальная, хоть и не молодая. Татьяна Наумовна, заслуженный учитель всего на свете и мастер дрессировки мелких лемуров младшей возрастной группы.
В классе мне не нравилось вообще.
Во-первых, меня посадили рядом с девчонкой. Во-вторых, если на линейке мы стояли, то теперь мы должны были сидеть. Я несколько раз поворачивал голову, чтобы найти Леху Ковалева, но Татьяна Наумовна начинала залупацца и просить меня не вертеться.
"Как?"- хотел я спросить Татьяну Наумовну- "Как я, семилетний ребенок, могу сидеть и не шевелиться сорок пять или сколько там, минут?"
Но спрашивать не стал, а то она и так стала как-то неправильно на меня смотреть.
Потом все неожиданно закончилось.
-Ну, вот, дети- сказала учительница- Вот и закончился ваш первый учебный день. Поздравляю вас! Все могу быть свободны. До завтра.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 13 апреля 2011 | Просмотров: 285

Театр

Юмор, Истории

Театр отличается от кинематографа тем, что в последнем ряду в каком-то МХАТе никто вам минет не сделает. Это не самое главное различие, конечно, но достаточно существенное, чтобы обращать на него внимание. Из-за него даже самый авангардный современный театр превращается в банальное культурное мероприятие. Я несколько раз ходил на постановки, где актеры совокуплялись прямо на сцене, но зрители при этом сидели с кислыми академическими лицами, боясь лишний раз не потревожить свои эрегированные чувства и усилено выбивая из своих мыслей минеты, старпоны и латекс. Думаю, все дело в том, что театр ужасно лицемерное место. На какую бы постановку, пусть даже самую херовую, я не забредал: зрители всегда были благостны и единодушно позитивны. Даже кислые и сонные морды, не мешали им произнести «Великолепно!», «Другой мир!», «Замечательный спектакль!». Даже самые совестливые из них не могут победить это и, опустив глаза, лепечут «Игра актеров поражает, но не самая лучшая переработка романа Гари» или «Сегодня чувствовалось, что актеры устали, и не смогли полностью раскрыть замысел Чехова». Если же спросить зрителей выходящих из кинотеатра, то каждый десятый обязательно скажет: «Хуйня полная! Просто выбросил деньги!». К тому же во времена моей молодости в театрах испортились буфеты. Они либо закрылись, либо превратились в полное фуфло, с куцым ассортиментом и взвинченными ценами. Воспитанный на воспоминаниях отца о холодном пивке и вкусном коньячке, я с трудом смирялся с антрактами.

Поэтому я не понимаю людей, которые ходят в театр. Могу еще оправдать тех, кто забежал туда случайно, был затащен женщиной или решил попонтоваться перед коллегами. Но вот заядлых театралов отношу к людям странным и опасным для общества. Слава богу, они и сами меня избегали, угадывая во мне классового врага и нехристя. С одним я даже дрался. Правда до того как он стал театралом, авансом. Звали его Женя Мякишев и он был женат на некрасивой девушке Оле. В театр они ходили минимум один раз в неделю, а иногда и два. За неимением средств опускались до украинского театра, забитого и несчастного, хуже которого был только задроченный ТЮЗа. Реже они ходили в русский драматический, который скидок студентам не делал и драл, по полной, плюя на свою социальную значимость. Совсем редко посещали музкомедию, не знаю почему. Единственное, что они избегали – Оперный. Только поэтому я продолжал с ними общаться. Хотя выдержать то, как Оля говорила: «Побывали на «Чайке», мега-оздоровительное зрелище!» и не убить – было подвигом.
Я считаю, что манию они заработали, когда выбрались в город наш они из такой жуткой жопы, как Приднестровье, и в юности пропустили повальное увлечение видеосалонами. Не получив прививок зрелища, они велись на левые декорации и потные испитые рожи актёров, принимая их дрожащие после вчерашнего руки за драматический талант. Проклятые провинциалы настолько увлеклись спектаклями, что наблюдать за тем как Женя блюёт после левой водки без жалости стало практически невозможно, а Оля, впитав дух театральных интрижек, решила, что я в неё тайно влюблён и рассказывала эту гадость своему мужу и подружкам. В отместку я стал доказывать бессмысленность сопротивления театра и его скорую гибель от кинематографического цунами.
– И вообще искусство – говно, – радовал их.
– Ты пишешь стихи, – издевалось Оля. – Они значит тоже говно?
– Они – наивное говно. Это их извиняет.
– А театр это наивный фильм, – выстраивала она рубежи обороны.
– И это расценивается как отягчающие обстоятельства. Нельзя быть наивней Буратино. Быть деревянным больше, чем полено – это говно.
– Стихи значит твои не говно, а театр говно?! – возмутилась Оля.
– Да что вы к стихам моим привязались. Они говно потому, что плохие, ужасные, дерьмовые – что тут говорить? А театр говно потому что говно, – попытался объяснить я и вывалил на них свои мысли о невозможности минете в театре.
Я их оскандалил. Они, как честные люди, посмотрели на меня, выпучив глаза, и немного отодвинулись, словно от заразы. Собственно все в том галимом театральном буфете посмотрели на меня так, будто я прямо в этом храме большим ножом разрезал себе пузо и вульгарно вывалил кишки прямо на высокий столик. Хотя я считаю, что люди, которые пришли перед спектаклем пропустить рюмочку и скушать подозрительный пирожок не могут кого-либо осуждать.
– Ты что ходишь в кино, чтобы там тебе сделали минет? – возмутилась Оля. – Это мерзко!
– Кому как, – вполне справедливо заметил я, пожимая плечами.
– Молодежь нынче распустилась, – воскликнула сзади какая-то бабка.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 13 апреля 2011 | Просмотров: 275

Жизнь

Юмор, Истории

Все началось... с моего рождения. Помню себя в 3 года: лежу на кровати и думаю - мама, возьми меня на руки. Мама протягивает руки и берет меня. Я могу управлять её мыслями. Ведь не зря же они звучат у меня в голове. Мама, погладь меня по голове. Мама, я хочу есть.

Пять лет. Я росту необщительным и замкнутым. Меня отправляют в детский сад. Это не сад, это ад. Я целый день сижу и стараюсь ни о чем не думать. И как другие так хорошо удерживают свои мысли и общаются со всеми? Дни проходят в сидячей позе в углу. Воспитательница замечает это и советует обратится к врачу. Я закатываю истерику - не надо к врачу! Опять уколы и кровь из пальца! Мама успокаивает. Это другой врач, это хороший врач. Но я ей не верю и убегаю из кабинета. Диагноз уже поставили - психопатия, задержка психического развития.

Семь лет. Подготовка к школе. Я не хочу в школу. Ну и что, что я умею теперь управлять мыслями, это очень трудно и изматывающе. На подготовительных занятиях я обнаруживаю странное явление - не все слушаются моих мыслей. Почему та девочка не повернулась? Почему тот мальчик не уронил карандаш? Они меня не слышат? Задание я не выполняю. Мне оставляют его на дом. Но дома мне не до этого: я закатываю истерику, сам не знаю по какой причине. Смесь обиды со злостью. Мама плачет. Ведь я у нее один. Отец ушел, когда мне было 4, больше близких родственников нет. Мама закрывает меня в комнате и уходит на кухню. На пике истерии мое сознание помутняется и больше я ничего не помню.

Десять лет. Хожу в школу, учусь на 4 и 5. В школе хорошо, там я могу отвлечься и смотреть наружу, а не внутрь себя. Учителя удивлены - они не ставили на эту лошадь. Я даже завожу друга. Мальчик, слегка похожий на девочку. И почему с ним никто не дружит? Дома я занимаюсь уроками и одним интересным делом: открываю книгу на случайной странице и эту страницу ее в тетрадь. Столько лет я проживу. Стараюсь брать книги потолще.

15 лет. 9 класс. Учеба дается не так хорошо. Компьютерные игры интереснее. Ведь там можно набирать очки. А очки - это деньги, которые я заработаю, когда вырасту. Очередная порция очков записывается в тетрадь. И тут я решаю подвести итог. Солидная стопка тетрадей на два килограмма лежит передо мной. И тут меня осенило. Я не смогу пересчитать. Меня ненадолго отпускает. Я понимаю, что передо мной стопка макулатуры, исписанная никому не нужной херней, а у меня впереди серое и скучное будущее в бедноте и нищите. Пока мамы нет дома, я беру тетради и по одной сжигаю их в ванной. Все мои годы жизни, деньги и прочее счастье превращается в пепел. Закончив, я убираю сажу и мою ванну. Запах гари, правда, остался, но ничего, я проветрю. Открываю окно и иду спать.

Просыпаюсь от ругани матери. Ничего не понимаю. В комнате около нуля градусов - февральский ветер быстро выстудил квартиру. Запах гари напоминает о произошедшем. И тут мне становится жаль все, что я на протяжении семи лет копил в своем шкафу. Слезы медленно наворачиваются на глазах. И вот это уже не капли, а целые ручьи. Мое сознание снова помутняется.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 12 апреля 2011 | Просмотров: 282

Даже не думай!

Юмор, Истории

Снизу, с улицы, раздался крик.

Валерий Федорович вздрогнул, посмотрел на плотно занавешенное окно, заерзал в своем глубоком, старом кресле и нерешительно покосился на жену. Валентина Ивановна уже смотрела на него сурово и непреклонно.
- Как ты думаешь, посмотреть? – робко поинтересовался Валерий Федорович.
- Даже не думай! – резко оборвала Валентина Ивановна.
Валерий Федорович вдруг упрямо выпятил подбородок, встал и направился к окну.
- Свет хотя бы выключи, дурак старый! – зашипела жена.
- Тоже мне, молодая… – окрысился шепотом Валерий Федорович, но свет, тем не менее, выключил, – Дура…

Он аккуратно отодвинул тяжелую штору и выглянул наружу. Внизу, у старых гаражей, скудно освещенных единственной на весь двор-колодец лампой, наблюдалась какая-то возня. Двое зажали в угол кого-то третьего. Еще один стоял неподалеку, очевидно, на «стрёме».
- Помоги-и-ите, а-а-а-а!!! – голос был явно женский, скорее даже девичий.

Валерий Федорович оглянулся и увидел рядом жену. Она смотрела на происходящее с некоторой болезненностью, округлив глаза, вытянув шею, чуть ли не облизываясь. Не удержалась-таки, любопытство победило. Примерно с таким выражением на лице она пялилась в ящик, на бесконечные реалити-шоу.
- Позвонить в милицию надо бы, – как бы нечаянно, вскользь, заметил Валерий Федорович.
- В полицию, – машинально поправила его Валентина Ивановна, потом смысл сказанного дошел до нее, – Не вздумай звонить!
- Почему это?
- Да зачем нам это всё надо? Потом затаскают к следователю, опознания всякие. Этих еще и отпустят потом, а нам тут жить… И нас же потом виноватыми сделают, ты что, телевизор не смотрел? Каждый день такое.
Снизу опять крикнули, уже отчаянно, с надрывом, как будто зверь попал в капкан.
- Вот разоралась, Севочку разбудит еще… – со злостью пробормотала Валентина Ивановна.
- Уже. Ну, что тут у вас такое. Почему темно как в склепе? – раздался сзади в полутьме сонный голос. Сева, крупный парень, практически бесшумно подошел к замершим в испуге родителям и через их головы выглянул на улицу.
- Севочка, да тут ничего особенного, – запричитала мать, – Ты иди спи, устал же, вчера ведь только вернулся. Подумаешь, кричат. Тут всегда кричат.

Сева долго, вдумчиво посмотрел на Валентину Ивановну, потом на отца, развернулся и ушел в свою комнату.
- Все из-за тебя! – тут же нашла виноватого Валентина Ивановна.
- А я-то тут причем?? – возмутился Валерий Федорович.

Со двора опять донесся крик:
- Отпустите! Пусти меня! А-а-а-а! Помогите! – затем послышались рыдания. Оба родителя опять жадно припали к окну.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 12 апреля 2011 | Просмотров: 257

« назад   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 [122] 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303  далее »
^наверх