Добавить в избранное | Cделать стартовой
     

Юмор / Истории

Анекдоты Афоризмы
Истории Тосты
Картинки и карикатуры Стишки
С ненормативной лексикой Разное

Скобочное сумасшествие

Юмор, Истории

- Здравствуйте, меня зовут Вадим. Я скобкоман.
- Здравствуй Вадим.- *хором*

- Все началось со знакомства с одной девушкой в интернете. Она оказалась интересной и общительной, но без смайликов иногда не понимала о чем я говорю. До этого я никогда не использовал скобочки и даже смайлики, считая это уделом тупых и недалеких людей. Чтобы найти общий язык, я и попробовал свой первый смайлик. Да, как и все скобкоманы, я подвел под это занятие оправдательную базу. Сначало мне было стыдно. Но и одновременно приятно, что я наконец понят. Я быстро втянулся и стал использовать смайлики все больше и больше.

В общении с незнакомыми людьми это помогало больше всего, можно было сразу обозначить свое настроение. Быстро и просто. Да, в этом-то вся и проблема. Больше не надо думать над смыслом, или оттенком сказанного. Не надо подбирать слова, нюансы речи. Все проще- поставил смайлик, обозначил свое настроение, значит понят. Я не понимал куда меня тянет и поэтому мне хотелось большего.

Даже не помню когда я совершил эту роковую ошибку, когда я стал использовать безглазые смайлики. Казалось бы одно лишнее нажатие «шифт+6» и у смайлика есть глаза, он нормальный. Нет, даже этого мне было делать лень! Я стал использовать просто скобочки. Сначало одну ")", потом две "))", доза каждый день увеличивалась. Моя речь стала настолько бедной, что я не мог сформулировать никакой мало-мальски сложной мысли.

Я заполнял недостаток сказанного скобочками и вконец отупел. Девушка бросила. В разных сообществах стали шарахаться от меня. Если в среде себе подобных это было нормально, то там я выглядел чудаковатым веселым дебилом. В конце концов длинна скобочек стала превышать количество текста. Скобочки захватили мой разум, они захватили меня. Я понял что надо бросать и пришел сюда в реабилитационный центр.

Полгода не прошли даром- я вновь расширил свой словарный запас, я научился управлять эмоциональной окраской сказанного. Но даже сейчас, говоря эту речь, я боюсь что вы не понимаете меня и мне хочется вставить в разговор смайлики.

***

Я сел. Жидко захлопали в ладоши. Ну и пусть. Неважно что не всех проняло, мне просто надо было выговориться.

Через полчаса все закончилось. Я взял свою куртку со спинки, перекинул через руку и вышел.
На улице я, по-прежнему, в голове прокручивал навязчивые мысли. Шел смотря вниз и не заметил как столкнулся плечом со встречным.
-Прошу прощения,- я поднял глаза и опешил. Передо мной стояла она. Та самая что подсадила меня на эти проклятые скобочки. Нагло улыбалась, сволочь.
- Привет, пухляш. Как жизнь, как сам? Да не отвечай. Все сама вижу. До сих пор на скобках сидишь.

- Лечусь,- я поправил, стараясь говорить как можно более холодно. Выглядела она кстати прекрасно. Неужели слезла?
- Ага, лечись.- она ухмыльнулась как-то нетипично для себя.- Они тебе будут говорить меняй окружение, снижай дозу. Да только ты и сам все знаешь- где одна скобочка, там и две, где две там и три. А где три, там уже пальцы сами залипнут на «шифт+ноль».

-Понятно,- я решил прекратить это издевательство, отодвинул ее в сторону и пошел дальше,- Всего доброго.
-Стой, дурак! У меня есть радикальное средство,- она догнала меня и что-то сунула мне в ладонь,- Я знаю. Тебе понравится.
Я разжал пальцы. Там была «ирония». Внутри все закипело. Подсадила меня на одно, сейчас хочет на другое. Еще и эта вызывающая наглость, как будто дала мне просто кусочек сахара. Всё, меня взорвало:

-Чтоооо?! «Ирония»?! Ты совсем тронулась, видать! «Ирония» подобна самоубийству в диалоге! Никто щас никого не поймет с иронией! Это добровольная социальная изоляция. Людям нужна простота. Людям нужна ясность. Никто не будет читать между строк и думать над смыслом сказанного!
-Не будь так категоричен. Просто попробуй.
Она засмеялась как ведьма. Я опустил глаза на ладошку с подарком, а когда через секунду поднял, ее уже не было. Показалось что где сверху вдалеке все еще слышится ее смех. Ведьма, натуральная ведьма.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 мая 2011 | Просмотров: 282

О музыке сфер

Юмор, Истории

Господи, как же я не любила музыкальную школу.
Сама учёба – ещё терпимо, но два раза в году устраивались отчётные концерты.
Вынос личного позора на всеобщее обозрение и обслушивание.
В нашем городке с развлечениями было скуповато, и дом культуры набивался под завязку.
Сидит триста человек, тянутся к высокому, надеются на что-то.
Получают недовыученное пиликанье.
Жёсткий хоррор – вот что это было.
В музыку надобно вкладывать душу, но вместо этого мы по лени и бесталанности душу музыке выматывали. Без души – уже не музыка. Просто ноты.
Инструменты отчаянно нам сопротивлялись. В частности, мой аккордеон мечтал вспороть себе меха, хрипло вздохнуть и замолчать навеки. А до того успеть отгрызть мне руки.
Земля над могилами давным-давно почивших в бозе композиторов вздрагивала – так они ворочались в своих гробах.
Но в конце выходил Вовчик со скрипкой.
Длинный, тощий, несуразный, с виду типичный малолетний перспективный хулиган.

У Вовчика скрипка не визжала, а пела, композиторы снова засыпали, умиротворённые, а у педагогов сходило с лица выражение «простите меня, люди».
Мы, в большинстве своём, выполняли нелюбимую работу. С отвращением. Отплёвываясь.
Для Вовчика скрипка была необременительным удовольствием, одним из многих, где-то между футболом и рыбалкой.
Он играл весело.
Короче говоря, наличие Вовчика оправдывало существование и музыкальной школы, и нас, оболтусов тугоухих.
Именно тогда я осознала разницу между способностями и талантом.

С большим трудом, посулив освобождение от сольфеджио на месяц, педагогиня смогла завлечь Вовчика на прослушивание в столицу. В школу при консерватории Вовчика брали с распростёртыми объятиями, но он отказался наотрез: – Я поспрашивал, они там по шесть часов занимаются. Больные какие-то. Не хочу!
Так и не уговорили.

Мы с Вовчиком даже не приятельствовали, пересекались изредка, не более. Я уже работала после университета, про него и не вспоминала, когда на улице ко мне радостно бросился человек суффикса -ищ. То бишь плечищи, ножищи, ручищи и так далее. На метр пошире и на метр повыше того мальчика со скрипкой.
– Какая консерватория, ты чё? Я туда и не собирался. И вообще – у меня пальцы на грифе не помещаются!

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 20 мая 2011 | Просмотров: 260

Пер Гюнт

Юмор, Истории

Кружит метель. В машине тарахтит печка. Я качусь по склону к себе в Затон.
По дороге, позабыв о занесенных, врезавшихся в лед тротуарах, бредут люди.

У меня в салоне звучит Григ. Смерть Озе из Пер Гюнта. Не то чтобы я знаток. Ибсен и Григ вплелись в мою жизнь, по сути, случайно (песня Сольвейг, любовь Венички Ерофеева к северной литературе, Ибсен и снова музыка). Как это бывает с малообразованными людьми... Что-то, однажды прочитанное или услышанное, питает темную душу долгие годы. Так и остается на все случаи жизни - то ли камертоном, то ли сказкой на ночь, то ли…

Ну вот, например, – я смотрю сквозь лобовое стекло, и занесенные снегом люди кажутся мне норвежскими селянами. И вот они, грузные и скорбные, влачатся вдоль фьорда к смертному одру моей матери. И я среди них. Скриплю потихоньку шинами, непрерывно жму на педаль тормоза… Курю… Со вкусной печалью, обаятельной грустью… Как сценарист…

Но вдруг я замечаю, что машина ускоряется. Энергичнее жму на тормоз, дергаю ручник, вколачиваю скорость – всё напрасно. Машина катится все быстрее. Люди - вдоль обочин, по обе стороны, как стойки ворот. Я вот уже пару раз удачно въезжаю, но… Жму на сигнал. Двумя руками. С гримасой ужаса на лице. От этого звука у меня впечатление писка, не выходящего за пределы салона. За бортом такая махровая зима! В ней, как в хронике, увязли люди. А я сигналю, словно на экран из зрительного зала. Ах ты! Придумываю воткнуться в сугроб. Кручу руль, но машина не реагирует. Я просто, как в санках, качусь с горы под пьесу «Смерть Озе» из сюиты Эдварда Грига «Пер Гюнт».

(Это, кстати, медленная, трагическая музыка. Обыкновенно под неё у меня наворачиваются слезы. Ведь там этот злосчастный шалопай Пер, пустивший по миру свою мать Озе, отчаянно пытается развеселить её перед смертью воображаемой поездкой в Сурию- Мурию. Вернее, музыка по замыслу позже. Когда мать умирает и Пер Гюнт кричит: «О мать не молчи ради Бога. Скажи хоть словечко со мной! Ах так?! Завершилась поездка. Теперь отдыхай, вороной. Спасибо тебе за ученье. За боль, за добро, за беду. И ты мне шепни в утешенье: - Спасибо тебе за езду»).

А я высовываюсь по пояс из окна и кричу в метель…

- Посторонись! Машина неуправляемая! В сторону, говорю! Шубись нахуй.. Задавлю к чертям!!!

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 мая 2011 | Просмотров: 242

Говоришь Рэй, бабочка?

Юмор, Истории

Лицо Гоши выражало вселенскую скорбь.
Но не потому, что сегодня с ним произошло что-то особенное. Такое выражение лицо Гоши имело всегда, когда он возвращался с музыкальных занятий.
Взвалив на спину футляр с йобаным инструментом.
Инструмент назывался контрабас. Был он громоздок и тяжел в обращении. Что в прямом, что в переносном смысле.
Гоша ненавидел его лютой ненавистью.
Но – родителей и их представления о том, чем должно заниматься их любимое чадо, не выбирают.
И вот очередной раз, возвращаясь с занятий домой, он невесело думал о том, что когда его одноклассники гуляют, пьют, шарятся с телками, он, будто навьюченный верблюд, или осел? или ишак? должен тащить этого музыкального монстра.
Тяжкие думы Гоши были прерваны первыми, еще робкими каплями начинающегося дождя.
Грянул гром и Гоша понял, что имеет все шансы попасть под хороший майский ливень. Недолго думая, он решил сократить оставшийся путь домой и рвануть дворами.
Поэтому и не пошел дальше к повороту в свой родной переулок, а свернул в ближайшую подворотню.
Резко, правда, свернул.
При этом он даже не заметил, а если точнее – даже не почувствовал, что футляром крепенько так ебанул по спине зазевавшуюся старушку – божий одуванчик, которая своим мелким семенящим шагом пошла как раз на обгон Гоши.
Неожиданно и совершенно незаслуженно получив невъебенного пенделя футляром могучего инструмента, бабуля не удержалась на ногах, и чтобы не упасть, попыталась ухватиться рукой за проходившую мимо девчушку типа студентки.
Анечка, для друзей – Аннушка, вся в горьких мыслях, почему же вчера ее Антон не пришел к ней, и с какой же сучкой это он вчера колбасился, «на автомате» шарахнулась от бабульки в сторону.
Совершенно случайно наступив при этом на лапу Тайсону.
Тайсон – крупный, серьезный ротвейлер, победитель нескольких выставок, в том числе двух международных, не растекаясь «мыслью по древу», бросился на обидчицу.
Анечка с детства боялась собак.
Поэтому когда огромный черный пес с мордой, очень похожей на лицо боксера-тяжолевеса, открыл на нее пасть и грозно клацнув зубами, едва удерживаемый хозяйкой на поводке, стал на задние лапы, а передними замолотил воздух перед ее лицом, она…

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 мая 2011 | Просмотров: 243

Про ох...ельный женский отдых

Юмор, Истории

Отдых, море, солнце, девушки…Хм…А вот тут пожалуй остановимся. Девушки, девочки, женщины, бабушки, дадим всему этому одно определение – женский пол на отдыхе. Поговорим? На моря приезжают разнообразные дамы. Здесь вы можете увидеть, так сказать, без прикрас, все многообразие женского полу, выставляющего себя на всеобщее обозрение. Итак. Подвиды.

Подвид первый – групповой-мажорный. Такой подвид приезжает на море не один. Количество колеблется от двух до пяти. Именно столько помещаются в подаренной папой или папиком машинке. И вот, они въезжают в город! Из открытых окон орет музыка. На всех надеты черные очки. Если в «машинке» есть люк, то кто-нибудь обязательно высовывается из него по пояс, тряся своими грудями и пританцовывая в такт каким-нибудь «Ранеткам» или «Градусам»…(хм..»Рамштайн» или «Ленинград» вы никогда не услышите из таких авто))). Зато вы можете услышать визг спаривающихся самок тапиров и увидеть танец брачующихся павлинов. Они заселяются в наиболее крутой отель (хотя чегой-то не встречал я крутизны в наши приморских деревухах). Сношают мозг всему персоналу от охранника до хозяина гостиницы. Мол, в номера не подают завтраки, а вид на море из окна какой-то хреново романтичный. В первый же вечер они нажираются вискаря до состояния «ебите меня кто хотите». Хотят многие…Могут не все. Утром (ну, часов так в 12-13) они на пляже. Естественно привлекают к себе внимание всеми доступными способами – от оголения топлес до криков – «Тонууу!!!».

А в это время из ихней прекрасной машинке кто-то с успехом выдирает все музыкальную начинку и царапает на капоте пару приветствий с юга. Либо просто в виде художественно исполненной волны, либо краткую и лаконичную надпись. К концу отдыха они, слегка потасканы, помяты и разорваны. Их ноги отвыкли от сведенного состояния, а голоса подсели от громкого визга…ну может и еще от чего. Девки зажгли!!!

Подвид второй – одиночка. Это офигенная тема! Она приезжает одна. Зачем? Ну, уж не для того, чтобы покрыть свое тело ровным загаром и окунуться в теплом, ласковом море. Она ищет Его! Или просто кого-нибудь! Или приключений на свою жопу! Так или иначе, каждое утро она выходит на пляж, словно на работу. Расстилает полотенце. Принимает позу Даяны на ложе демона искусителя. Надевает темные очки. Берет в руки книгу (ну, типа читает) с вечной закладкой на 32-й странице. И начинает изучать мужской контингент. Если она достаточно привлекательна и не отягощена предрассудками, то уже в первый вечер ее напоят, накормят, нагуляют и отъебут. Но темные очки часто играют плохие шутки с мужчинами. И когда приходит время их снимать, их взору предстает некое существо с глазами кролика, физиономией лошади и нарушением целостности общей картины. Такую даму мужчина поит-поит, поит-поит, поит-поит, но…лошадки, они пьют много. Очень много. В результате кавалер просыпается утром в постели непонятно кого, с рассыпающейся на пазлы головой, пустыней Гоби во рту и мечтой ослепнуть, так как то, что видится ему рядом с собой, он явно не приглашал вчера на пару коктейлей в баре. Он уверен, что произошла какая-то подмена. А на самом деле это просто темные очки…И отсутствие косметики. Ну и, конечно же, выжранные вчера пара килограммов алкоголя на лицо. Попытка слинять по-тихому редко заканчивается успехом. Новоявленная дама сердца мертвой хваткой цепляется за своего избранника и до конца отдыха он вынужден таскаться с ней по всем заведениям города, натирать ей спину кремом от(для) загара, улыбаться как пришибленный и ….пить. А что еще остается делать???

Некоторые одиночки не ищут никаких приключений. Они целомудренно смотрят на закат и восход солнца. Считают звезды по ночам в одиночестве. Днем загорают по фен-шую. Вечером прогуливаются по набережной, мечтая. Хм…Мечтая…А вот о чем они мечтают? Лучше не лезть в эти милые головки и не пытаться прочитать их мысли, потому что извращения маркиза де Сада покажутся бабушкиной колыбельной по сравнению с тем, что напечатано в их мозгах. Но они не ищут приключений…только если приключения не найдут их сами…и тогда!!! Как пела группа «Примус» - «Мама держись…папа…»
Мдааа….Это, ну очень хорошие девушки. Жаль их мало на отдыхе. Вымирающий класс. Все больше попадается подвид третий…

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 мая 2011 | Просмотров: 256

Пистолет в бардачке-3

Юмор, Истории

- Я, - честно сказал Радик, подняв руки над собой. – Вот этого охломона спасал. Ну, иди сюда, джигит, что ты там как столб застыл. Расскажи господину полицейскому, что здесь было.
«Джигит», к счастью Рахматуллина, не успевший далеко отойти, нерешительно подошел, встал рядом с ним и, шмыгая разбитым носом, тоже зачем-то поднял руки. Народ на остановке, с любопытством следящий за развитием драматической ситуации, начал посмеиваться и ехидно хлопать в ладоши. И было с чего: лейтенант, успевший подобрать рахматуллинский травматический пистолет, держал его в левой руке, а правой сжимал своего табельного «Макарова». И получалось, что бравый полицейский офицер, как коп в каком-нибудь американском вестерне, целился в задержанных сразу из двух стволов.
- Ты-то чего руки поднял, дурашка? – подавив смешок, сказал Рахматуллин деликатно сопевшему рядом с ним киргизу.
- Так, я не понял, что здесь все же произошло? – уже с раздражением спросил лейтенант Федор Муравленко (как он потом, хоть и с небольшим опозданием, но все же назвался). - Да опустите вы руки, устроили мне тут клоунаду.
- Товарищ лейтенант, можно я скажу? – неожиданно подал голос один из топчущихся на остановке пассажиров, лысоватый мужчина лет пятидесяти. – Вот этого маленького нерусского тут била целая толпа, то ли скинхедов, то ли просто хулиганов…
- И что, заступиться, как всегда, было некому? – с сарказмом спросил лейтенант Муравленко.
- Ну, так я же и рассказываю, - без тени смущения продолжал лысоватый. – Тут вовремя подбежал вот этот вот гражданин в очках. Он выстрелил два раза в воздух, все и разбежались. Молодец, земеля! Держи пять, я бы с тобой пошел в разведку!
И он крепко тиснул руку растерявшемуся Рахматуллину.
- Так было? – обращаясь на этот раз уже к пострадавшему, спросил полицейский.
- Я шель, а они… это… Бер, еки, ушь… алты…Вот, их шесть штук быль… - сбивчиво заговорил киргиз. – Закурить у меня просиль… Я сказаль, что не курю… А они все бить меня началь… Ошинь сильно бить… Земля ногами катать… Меня вот этот батыр спасаль… Стрелил и спасаль. Рахмат тебе, уважаемый!
И киргиз тоже поймал, но сразу обеими ладонями, правую руку Рахматуллина и с чувством пожал ее.
- Да ладно, чего уж там, - забормотал Рахматуллин, физически ощущая, как запунцовели у него от смущения уши.
Скрипнув тормозами, зашипел и стукнул открывшимися дверцами подошедший автобус. Уже через минуту он отправился дальше по своему маршруту, и остановка осталась почти пустой.
- Ну вот, и свидетели все разъехались, - расстроенно сказал Федор Муравленко. – И служба моя вообще-то на сегодня заканчивается уже. Что мне с вами делать, а? У тебя разрешение-то на травматику есть?
Краем глаза Рахматуллин заметил в это время, как по дороге проскочил черный «Ленд-крузер» - точно такой, с каким сегодня утром он столкнулся на перекрестке улиц Лазо и Свешникова. И хотя боковые стекла у машины были затонированы, но через лобовое он успел рассмотреть знакомую носатую физиономию водителя. Который тоже поймал взгляд Рахматуллина и как будто даже притормозил. Но все же проехал дальше.
«Неужели Ахмет? - встревоженно подумал Рахматуллин. – Неужели он до сих пор не свалил из города? Да нет, не такой же он дурак, чтобы продолжать светиться на улицах после того, что натворил. Да и мало ли у нас на улицах сегодня крузеров? И на каждом втором южанин рассекает. Нет, показалось наверное…»
- Так что, где твое разрешение на травматику? – нетерпеливо повторил лейтенант.
- А, да, где-то в бумажнике было, - очнулся Рахматуллин и, покопавшись, протянул документ полицейскому. Тот, спрятав свой пистолет в поясную кобуру, внимательно изучил разрешение и вернул его обратно.
- Товарищ лейтенант, а пистолет? – просительно сказал Рахматуллин. – Он бы мне, на самом деле, и сто лет не нужен был. Я из него только два года назад пару раз для интереса выстрелил в лесу, и он так и лежал у меня в бардачке. А вот сегодня, как видите, пригодился все же. Хотя в людей я не стрелял, заметьте!
- Вообще-то с тобой по этому случаю надо бы поработать, - вздохнув, сказал Муравленко. – Но раз нарушители сбежали и никто из них не пострадал, и спасенный тобой гражданин налицо, ладно, забирай свой пистолет. Но и впредь старайся быть с ним предельно осторожным.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 мая 2011 | Просмотров: 280

Чучмек

Юмор, Истории

- Помочь?
Я оглянулся – в сумерках под козырьком служебного входа спорткоплекса курил какой-то чучмек – высокий, худой, скуластый, скрючившийся в три погибели в своёй дурацкой кофтейке, поверх которой был наброшен большой, не по размеру, пиджак. То ли наркоман, ищущий лёгкого заработка (или – легкой поживы!), то ли великовозрастный шкет из понаехавших казашат, поступивших в местные вузы, да так и не понявших, зачем им это – и слоняющихся по городу с утра до ночи.

- Помоги…
Вдвоём стало удобнее выгружать пачки книг из старого ПАЗика – один подавал на ступеньки, второй заносил под козырёк и ставил на большую тележку с расстеленным на ней картоном. Оставлять пачки на земле было нельзя – середина декабря выдалась снежной, снег валил уже который день и сегодня стал уже как-то по-особенному мокрым, чуть ли ни дождём вперемешку со снежинками.

Выгружали в тишине – до появления чучмека было веселее, в спорткомплексе кто-то громко брякал на гитаре или стучал в барабан, проговаривал ритм в микрофон - и снова шли гитарные перебивы. Теперь было тихо, только по коридору за дверью кто-то с громким шепотом проносился туда-сюда и шелестящее спрашивал кого-то далёкого: «Наш-ш-шли?!». После очередного шепота, переросшего в крик, чучмек прикрыл дверь плотнее и стало совсем тихо, только шуршал снег, отваливаясь комьями от козырька.

Разгрузили быстро – одному пришлось бы попотеть, потому трёшки «на карман» для чучмека было не жалко. Хотя, хватило бы и рубля, конечно.
Он осторожно взял склеенную посередине (ещё и потому её было не жалко – попробуй, подсунь её кому-нибудь – замаешься) купюру, покрутил в руках, ковырнул ногтем что-то прилипшее, улыбнулся:
- Счастливая…
- Это как ? – не понял я. – Ну, автобусные билеты – те понятно, а как деньги считать счастливыми?
- Да это.. у нас так было, расскажу сейчас, давай покурим, сил нет терпеть.

Его лица я почти не видел – грубоватый голос, слипшиеся на лбу давно не стриженые лохмы, да «косая» физиономия – точно казах. Но пачка в руке блеснула отчётливо – «Мальборо», красненькая, больших денег стоит, да и не найти ещё – вот тебе и казах. Хотя… спёр, поди, где б он ещё взял.

Чучмек оказался не жадным, предложил мне – я отказался, - не курю, мол и не очень люблю, когда курят. Тут же зачем-то признался, что мне нравится запах истлевшей сигареты, найденной в песке, на пляже – в детстве такие очень нравилось нюхать и представлять как их принесло откуда-то из Гаваны, прямо через океан, с прямым попаданием к нам в Обь.

Новый знакомец посмеялся, сказав, что курит с детства. Наверное, у них там все наркоманят, не только курят – но я об этом не стал говорить вслух.
Казах зачем-то спросил, много ли я получу за работу. Я немного напрягся – зачем ему это, сидим и сидим, хорошо сидим, чего лезть в чужой карман. Но всё равно ответил, чуть приврав:
- Четвертак.

Чучмек уважительно покивал головой и задал новый дурацкий вопрос:
- А это много?..
Я даже опешил – он что, с гор спустился? Двадцать пять – это больше половины стипендии, например. Две бутылки водки и полтора кило толстой ветчины в гастрономе – если остались талоны. Или бутылка водки у таксиста и… и как повезёт – смотря почём купишь бутылку, бывает, что и двадцать пять лупят на Цветном, тогда надо бежать на Строителей – там водилы более сговорчивые.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 мая 2011 | Просмотров: 463

Открой глаза...

Юмор, Истории

- Здравствуйте, Андрей Васильевич!, - стараясь догнать быстро катящийся, пузатенький колобок, очень похожий на клоуна из самых лучших цирковых программ, прокричала я, пытаясь его затормозить.

Андрей Васильевич все-таки отвлекся от своих мыслей, остановился, обернулся, узнал и улыбнулся своей самой солнечной улыбкой, которую я когда-либо знала:
- Здравствуй, человечек! Как поживаешь? А ты совсем не желаешь стареть, - и засмеялся своим тихим, мягким смехом.
- Спасибо, хорошо, Андрей Васильевич, а вы что-то совсем пропали, давно вас не вижу. Как дела в Скорой?
- Из Скорой я уже давно ушел, девочка. Я несколько лет в разъездах, детишек радую по всей стране, у меня свой театр. Ну, что же мы тут стоим посреди улицы, пойдем в бар, посидим, поговорим. Давно я тебя тоже не видел, а ты совсем не меняешься.

Мы направились к близлежащему бару.

- Замечательное дело вы делаете, Андрей Васильевич. А что привело вас к этому, вы же, как врач могли сделать хорошую карьеру, - внимательно глядя на него, поинтересовалась я.

Мы зашли в бар, заказали напитки, мороженое и сели за столик в дальнем углу.

- Да ты знаешь, устал я от алкоголиков и наркоманов на вызовах. Нормального вызова, где, действительно, требуется спасение человека, ждал, но дожидался редко. Крамольные мысли стали появляться, а надо ли им жить? Стоит ли это тех усилий, которые затрачивают на них люди, которые сутками не спят. И государство, которое на них выделяет неплохие деньги. И только для того, чтобы вытаскивать по несколько раз в месяц с того света, одних и тех же. Они сами не желают жить.

Больше всего устал от равнодушия собратьев по профессии. Однажды пожилой человек в приемном отделении долго буквально валялся, стоная от боли, и хоть бы кто подошел. Я уже начал ругаться, у меня вызов горел. Просто, глядя в глаза старику, я обещал ему помочь, еще в машине, держа его за руку. Вертихвостки в белых халатах пробегали мимо, и хоть бы что. Дежурный врач где-то отирался, непонятно где. Я пошел к главврачу, написал жалобу, пропустил вызов. В итоге мне сказали, что это не мое дело, я порчу имидж клиники. Плюнул, ушел. Хотя врачей на скорых катастрофически не хватает. Не смог. Зачем спасать, если в отделении его добьют равнодушием. Не могу этого больше видеть.

Неприятное чувство от окружающей нас действительности было у обоих.

Поэтому он улыбнулся опять своей солнечной улыбкой и сказал:
- Никогда не падай духом, девочка, давай ешь мороженое, и если понадобится что-то по врачебной части, всегда обращайся ко мне. Есть еще нормальные люди в медицине, я тебя к ним направлю.
- Вы абсолютно правы, Андрей Васильевич, я даже и не думаю туда идти, мне достаточно одного круглогодичного медосмотра, чтобы целый год об этом вспоминать недобрым словом, за свои же деньги. Уровень оставляет желать лучшего. Обязательно обращусь к вам, мы не терминаторы, железками всё не заменишь, - засмеялась я.
- Но пасаран!- улыбнулся он.

Мы чокнулись соком и выпили за здоровье.

- Андрей Васильевич, а куда потом? И как вы пришли к мысли о своем театре?
- Театр был гораздо позже. Я ушел в онкологический диспансер, в детское отделение. Но думаю, что тебе этого не стоит рассказывать, ты сейчас реветь начнешь, как маленький ребенок, - снисходительно улыбнулся мне Андрей Васильевич.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 16 мая 2011 | Просмотров: 265

Пёстрое небо пьяных ангелов

Юмор, Истории

Пёстрое небо пьяных ангелов

(…ленивый, толстый ангел мне отсидел плечо.)

Я проснулся от нехватки воздуха.
Белый экран потолка давил своей пустотой. Давил, даже через плотно сомкнутые веки.
Тело требовало движения. Я встал с кровати и, подойдя к окну, открыл его нараспашку. Холодный предрассветный воздух наполнил комнату запахами опавших листьев, сырой земли, и чего-то не имеющего названия, но очень знакомого. Стало зябко.

Вот и пришла осень.
Не важно, что до первого сентября далеко. Для осени души календарь не имеет значения. Она наступает когда качество ошибок, превышает количество времени, оставшееся на их исправление. От осознания бессмысленности усилий, возникает тоскливое безразличие.

Приступ продолжался. Находиться в бетонной коробке квартиры стало невозможно. Оставалось одно. Бежать, махнув рукой на все планы предстоящего дня, недели, месяца. С осенью души нельзя бороться. Её можно только пережить. Перетерпеть и привыкнуть к постоянной нехватке воздуха, пространства и движения.
Бежать …

Подробнее...
 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 16 мая 2011 | Просмотров: 264

Одноклассники

Юмор, Истории

Интернет – зло. Я долго не понимал этой простой истины, пока не зарегистрировался на «одноклассниках». Я не видел никого, с кем учился в школе лет двадцать пять и совершенно не страдал от этого. Учёба в институте в другом городе, потом распределение в глубинку, затем девяностые погнали меня по стране. Москва, Уфа, Чита, Воркута, Новосибирск — мелькали города и люди. Пока не остановился, не обзавёлся домом, семьёй, собакой и… Интернетом, будь он проклят во веки веков со своими социальными сайтами.
В «одноклассниках» нашёл Мишку Когана, который теперь живёт в Израиле, потом Коловоротова, уехавшего в Германию, затем Марину Седову, никуда не уехавшую. Но на удивление, общение ограничилось несколькими письмами и зависло. Разговаривать было не о чем. Кто кем работает, сколько детей, что о ком слышно. Кому это интересно?
Я не нашёл для себя удовольствия общаться с буквами на мониторе.
Другое дело – на кухне под бутылку водки, да с добором, да с пепельницей, полной окурков, или в кабаке под коньячок и шашлычок. Никакие написанные слова не заменят живого голоса со всеми интонациями, никакие смайлики не станут улыбками, и фотографии «а это я с дочкой в Египте» не передадут взгляда, горящего от радости встречи.
С сайта я ушёл по-английски, иногда, как партизан, заглядывал, но ничего никому не писал, и никого уже не искал.
И вдруг читаю: «25.06. в 15.00 встреча одноклассников. Сбор у входа в школу. При себе иметь воспоминания и хорошее настроение».

И тут меня накрыло. Встали перед глазами лица тех пацанов и девчонок, с кем десять лет тянул лямку среднего образования. Достал с антресолей школьный альбом, целый вечер листал, жене рассказывал.
- Вот, Галочка, это Кирилл Топорков, гад, списывать никому не давал, очкарик и отличник, золотая медаль. А это Олька Семёнова, дура набитая, никто с ней не дружил. Так, ни рыба ни мясо была. А вот Анжелка Татаренко, первая красавица, по ней все ребята сохли по очереди. А этот – боксёр, вечно дрался со всеми, пока ему тёмную всем классом не устроили. Димка – лучший друг был, я с ним пару лет переписывался, потом потерял из виду. А это – Ленка…
- Что за пауза? – Галя ехидно улыбнулась.
- Да нет, фамилию забыл, — соврал я.
- Так вот же написано – Сомова.
- Точно, Сомова.
- И что Ленка? – жена склонилась над альбомом, чтоб поближе рассмотреть фотографию.
- Ничего, Сомова и Сомова. Отец у неё погиб, когда ей десять было.
- А что это ты вдруг вспомнил школу?
Я рассказал ей о встрече в пятнадцать ноль ноль у входа в школу.
- Ну, хочешь – поезжай. Я не против. Развеешься.
- Даже не знаю… Денег нужно много, на дорогу, и вообще, да и на работе надо отпрашиваться. Я подумаю.

Думал я недолго, на следующий же день подписал у начальника пять дней отгулов, смотался в кассы – купил билет на поезд.
И вот, двадцать четвёртого прощаюсь уже с женой на перроне.
- Документы куда положил? Билет где? Ты курицу долго не держи, её съесть нужно, чтоб не испортилась. Как приедешь, позвони.
- Конечно, позвоню.
- И ты там это, смотри у меня, — улыбнулась Галя, а в глазах совсем не улыбка.
- Галь, ну ты же меня знаешь…
- Знаю. Знаю я эти встречи, каждый пытается наверстать упущенное в молодости. Смотри у меня.
- Ну тебя.
- Ладно, иди уже, пять минут осталось, — поцеловала в щёку.
Я поднялся в вагон, показал билет проводнице и повернулся, жене помахать.
- Ленке привет передай, — сказала она, подморгнув.
- Какой Ленке?
- Да той, Сомовой, или как её… Ладно, шучу я. Привези мне что-нибудь. Сувенирчик. Ладно?
- Привезу.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 16 мая 2011 | Просмотров: 282

« назад   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 [117] 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303  далее »
^наверх