Добавить в избранное | Cделать стартовой
     

Юмор

Анекдоты Афоризмы
Истории Тосты
Картинки и карикатуры Стишки
С ненормативной лексикой Разное

Один день из жизни Алисы

Юмор, Истории

День был самый обычный. Алиса ехала на работу. Когда она уже шла к метро от маршрутки, у нее зазвонил телефон. Звонила начальница. Она страшным шепотом сообщила, что в офис «нагрянули с проверкой» и «лучше здесь не светиться без крайней необходимости». А в ее, Алисином, присутствии, крайней необходимости на сегодня нет, и поэтому у нее сегодня выходной до дальнейших распоряжений.

Алиса рассеянно поблагодарила, отключила связь и в нерешительности остановилась перед самым входом в подземку. Выходные она не очень любила, что было вызвано хроническим одиночеством, а, следовательно, и отсутствием разнообразием в их проведении, но всегда ценила за возможность выспаться.

Сегодня, однако, вариант «продрыхнуть до полудня» уже отпадал, а это означало, что нужно придумать, чем заняться. Прямо на площади у метро находился огромный торговый центр, в который Алиса уже давно собиралась сходить, но как-то все не получалось. Теперь магазин был перед ней, времени было полно. Одна загвоздка – не было с собой денег. Конечно, можно было бы просто не спеша побродить по залам, что-нибудь присмотреть, примерить и, если подойдет, съездить за деньгами, вернуться и купить. Однако Алиса прекрасно понимала, что ей такой вариант не подходит. Она предпочитала вещи покупать, не откладывая, иначе потом начинала сомневаться, а действительно ли эта вещь ей так нужна, и чаще всего решала, что нет, не нужна. Да и ездить туда-сюда было лень, если честно. С другой стороны, ехать домой тоже не хотелось, потому что перспектива сидеть перед телевизором весь день не прельщала. Встретиться вот так спонтанно, да еще и в половине десятого утра, не с кем – все подруги либо на работе, либо сидят дома с маленькими детьми. В общем, день обещал оказаться совершенно бесперспективным.

Где-то рядом раздавался из какого-то динамика бодрый женский голос. Алиса машинально прислушалась и выяснила, что голос приглашал всех желающих на обзорную экскурсию по Москве, в программу которой входили «набережная, главное здание Университета, смотровая площадка Воробьевых гор, посольский городок, Новый Арбат и возвращение на это самое место после окончания экскурсии». Если верить голосу, то автобус должен был вот-вот отправиться.
Неожиданно для самой себя Алиса вдруг зашагала по направлению к автобусу. Он действительно был уже почти полон, не заняты были только два места рядом в середине салона. Алиса на долю секунды засомневалась, но потом решительно подошла и сразу сунула стоящей рядом с дверцей женщине деньги. Потом вошла в салон и уселась у окна. Место рядом с ней осталось свободным.

Женщина, собиравшая деньги, поднялась на ступеньку, оглядела салон и кивнула водителю. Автобус заурчал и начал медленно трогаться с места.

В последнюю долю секунды перед закрытием двери в салон вскочил молодой мужчина, и выдохнув: «Успел!», уселся на единственное свободное место рядом с Алисой. Алиса мельком глянула на него и опять отвернулась к окну. Автобус вырулил на набережную.

Сидя в автобусе, Алиса уже пожалела о том, что поддалась сиюсекундным эмоциям и поехала. Ничего интересного, по крайней мере для нее, в этой поездке быть просто не могло. Весь район, по которому проходил «экскурсионный» маршрут, она знала, как свои пять пальцев, потому что прожила здесь всю свою сознательную жизнь, в самой непосредственной близости и от Воробьевых гор, и от смотровой площадки, и от посольского городка, который представлял собой просто несколько зданий (надо сказать, ничем не примечательных) посольств разных государств, которые расположились вдоль улицы. Да и многообещающее «Вы увидите крупнейшую киностудию нашей страны» означала не более чем проезд вдоль забора, огораживающего «Мосфильм», и за которым все равно ничего никогда не происходило. У Алисы даже мелькнула мысль попросить водителя остановиться, когда они подъедут поближе к ее дому. Однако в этот момент автобус уперся в пробку на набережной, и Алисе пришлось на время смириться. Она вздохнула, снова посмотрела вперед и….

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 ноября 2010 | Просмотров: 278

Анекдоты

Юмор, Истории

Урок языка в грузинской школе:
- Дэти, русский язык - очэнь трудный язык! Напримэр, Настя - это дэвушка, а ненастя - плахая погода!

Мужик после авиакатастрофы попал на остров посреди океана, где местные дикари поймали его и собираются съесть. На огонь поставили огромный котел с водой, гремят барабаны, жрец местного значения прыгает в диком танце. Вдруг в одном из барабанщиков мужик разглядел знакомые черты.
- Браток! Ты часом не земляк будешь? - прошептал он.
Барабанщик покосил на него глазом и, насупившись, ответил:
- Земляк. Но ооочень голоден.

- Я, Людмила Кузоватова, мать семерых детей. Объясните мне, пожалуйста, что такое критические дни?

Учительница:
- Вовочка, назови каких-нибудь два местоимения.
- Кто, я?
- Молодец, Вовочка.

Он:
- Дорогая, мы женаты 10 лет, и ты бываешь нежна со мной только тогда, когда тебе нужны деньги...
Она:
- И что, это бывает недостаточно часто?!

Весна. Лес. Беседуют Маугли и Багира.
- Багира, что со мной? Мне хочется убежать далеко-далеко, спрятаться глубоко-глубоко, сидеть тихо-тихо. Может, это любовь?
- Нет, Маугли, это начался весенний призыв в армию...

Реклама слабительного: "Наше новое лекарство действует мягко и нежно, даже не нарушая сна...!"

- Мама, а лягушки бывают в очках?
- Нет, конечно!
- Значит, это бабушка в пруду плавает.

Все пчелы прилетали с медом, а одна - такая маленькая и вредная - с дегтем...

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 299

Жизнь и смерть подполковника Коломытова

Юмор, Истории

Жизнь.

Тринадцатого ноября в четыре часа пополудни, прервав мою подготовку к зиме, на нашу краснознаменную 3-ю областную психоневрологическую больницу упал метеорит. Я отложил в сторону ватник, к которому пришивал оторванные пьяным Прохором пуговицы, и направился изучать странное явление, прибывшее на ржавом «Пежо» с прогоревшим глушителем. Уж не знаю, как выглядела жизнь, занесенная давным-давно на нашу планету из космоса, но из прибывшей машины вылупился небольшой человечек совершенно обычного вида. «Deus ex machina,»- рассудил я, наблюдая гостя, бодро перебирающего конечностями. – «Осень темная пора, счастье жизни подарила. И кому такой гостинец сегодня? »

- Начальство на месте? – осведомился марсианин, завернутый в зеленый брезентовый плащ и запах многодневного перегара. – Подполковник Коломытов, госпожнадзор. Плановая проверка!

- А какие подполковники в госпожнадзоре, дядя? – спросил я, за пару лет работы привыкший ко всяческим модификациям головной юдоли прибывающих.

- Настоящие! – заверил меня борец с огненной стихией и добавил.- Будешь комедию ломать, я тебе доставлю неприятности. Ты у меня под себя ходить будешь….. Неожиданно, как нибудь! Как утка, предположим.. Я в отставке, понял, едитя? С Кантемировской перевели, на усиление.

- Извините. – сообразил я, - вы к Марку Моисеевичу наверное?

-Он Фридман? Тут у меня написано: главврач Фридман. – уточнил подполковник, сверившись с неопрятной бумажкой, по чистой случайности избежавшей гибели в ближайшем деревенском нужнике.- Комплексная проверка: средствА пожаротушения, наличие инструкций, добровольная огнеборческая дружина и так далее… На два дня рассчитано.

- Вот ты. Ты в дружине? – тут же начал проверку хитрый танкист в отставке.

- Э? Нет. – успокоил его я. – Я – сторож.

- Понятно. Сторож, значит. А где врач?

- Прямо по дорожке, белое здание, третий кабинет направо.

- Угум. – поблагодарил меня проверяющий, и двинулся меж темных сиреневых скелетов навстречу неизвестности.

И глядя в зеленую брезентовую спину похмельного отставника, я с теплой грустью подумал о милейшем Марке Моисеевиче, за предыдущий месяц сумевшем продать шифер с крыши и, навязшие на губах как оскомина, «Цветные сны». Причем последние были реализованы двум азербайджанцам с восхищением осматривающим образцы. Сыны гор так впечатлились размерами объектов, что главврач получил заказ еще на одну партию. К счастью Юрка с Ферганы, наш основной поставщик бесполезностей, временно пребывал в ином измерении, и к телефону подходила его мама кислым голосом сообщающая, что Юрий уехал по делам.

Единственный закон, неизменно действующий в этой части вселенной, как мне кажется – это закон компенсации. За три секунды чистой радости ты платишь годами несчастий. Раз – и у тебя в постели Елена Корикова, два – у тебя подагра и ты никому не нужен. Эти детские качельки пребольно бьют по затылку. Радость от чего-нибудь мгновенна, а вот геморрой вспоминается веками. И ты живешь со всем этим весельем и печалями, взвешиваешь их в руках, но выбросить не можешь, потому что они все твои и без них ты нигде и никто.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 272

Оруэлл был полный идиот, ей-богу, с этим 1984

Юмор, Истории

И да, я чувствую, что пришло время как следует возмутиться. Меня достало, что кругом никто не знает элементарных вещей! Меня достало, что японцы нихрена не знают о том, что делается в России, а русские - о том, что делается в Японии. Нет, новости тут ни при чем, все дело в отсутствии у людей всякой способности к воображению. Сколько раз уже было - я говорю со своими учениками про Россию, рассказываю, например, про стоимость коммунальных услуг, а они мне говорят что-нибудь типа "ну выключили бы кондиционер, было бы дешевле, мы в Японии иногда так делаем". Т.е. у людей реально отсутствует воображение начисто! Они не в состоянии себе представить, что зимой может быть холодно - просто не могут себе вообразить такую ситуацию.

Они не могут вообразить, что такое общество тотальной слежки. Знаете, что меня в жизни смешит больше всего? Это ведь анекдот какой-то. Меня смешит, когда люди боятся СССР. Я бессчетное, беконечное количество раз слышала и продолжаю постоянно слышать, как в СССР не было свободы, какая там была тотальная слежка и вообще кгб чуть ли не стояло за спиной у каждого - я это слышу от японцев и американцев. Ей-богу, мне остается только ржать над этой абсурдной ситуацией. Это для меня выглядит примерно как когда куча тощих лошадей, надрываясь, везет непосильный груз денно и нощно и в процессе этого разговаривает меж собой: "а ты знаешь, как лошади в соседней деревне работают? они там, представляешь, целых три часа в день пашут! не прерываясь! ты прикинь! три часа! как они еще живы? ужас, кошмарные условия, слава богу, что у нас таких нет".

Потому что по сравнению с тем, что делается в Японии - и это я даже еще не упоминаю Америку, там все supposedly гораздо хуже - СССР со своим жалким КГБ и "доносами" просто нервно курит в сторонке.

И это сложно объяснить. Почти невозможно. Так же сложно, как объяснить японцу, что в России холодно. Он может представить себе отдельный факт - ооо, ужасно холодно, синий нос и ледяный руки, ну может еще снег и ветер - но этот факт у него так и останется подвешенным в воздухе, в странном вакууме, в отрыве от реальности - потому что упомянутый японец не в состоянии вообразить все многообразие последствий, которые гораздо, гораздо важнее для понимания, чем такое детско-наивное представление как "много снега и ветер" - это картина, которая включает в себя невозможность выращивать овощи и зерно круглый год, необходимость серьезного отопления в зданиях, их утепления, починки автомобильных дорог, которые летят с огромной сокоростью, вообще починки сооружений; это необходимость серьезного утепления линий водоснабжения; проблемы для транспорта во всех смыслах и сферах; это необходимость для людей иметь кучу одежды - отдельно зимней, отдельно демисезонной, отдельно летней; да дофига всего еще, тут до вечера перечислять можно. Вот все это японцу очень трудно объяснить.
Про тотальную слежку объяснить так же трудно.

Ну вот, хорошо, я попытаюсь изо всех сил, по порядку. Начну с предыстории.

Предыстория.
С 2007 года в Японии ввели так называемые IC-чипы в водительских правах. Все водители должны поменять свои водительские права на эти новые с чипами. Что в чипах? А хрен его знает. Ибо рекламная кампания, которую правительство развернуло для того, чтобы народ позитивно отнесся к этому изменению, уж шибко странная на вид.
Во-первых, они понапечатали кучу цветных плакатов, которые развесили там и тут, особенно вокруг школ вождения и полицейских участков, и в плакатах написали, мол, как здорово, наконец-то долгожданные чипы! Как будто без них все страдали неимоверно... Причины?

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 250

Анекдоты

Юмор, Анекдоты

Возвращался как-то рабочий Сидоров после тяжелой смены на Путиловском заводе и решил домочадцев порадовать - купить им арбуз. И вот, значит, купил он арбуз и домой несет под мышкой. Вдруг из-за угла выбегает ему навстречу мужичонка какой-то плюгавенький и с бородкой клинышком.
А в руке у него топорик поблескивает. Кричит:
- А ну-ка, батенька, положите арбуз на землю.
Признал Сидоров в том мужичонке вождя мирового пролетариата - товарища Ленина, послушался его и положил арбуз на землю. А мужичок к арбузу подбежал и хрясь его топориком ровнехонько на две половинки. Схватил половину арбуза и убежал с довольной улыбкой за угол. Вот так Владимир Ильич Ленин поделился арбузом с совершенно незнакомым ему человеком.

6-летний Вовочка в слезах прибегает к маме и жалуется ей на свою младшую сестренку:
- Она меня за волосы схватила!
- Вовочка, ты не должен так расстраиваться: она же еще маленькая и не понимает, что это больно, когда таскают за волосы.
Вовочка уходит. Через какое-то время из комнаты снова доносится детский плач. Мама вбегает в комнату и спрашивает у детей:
- В чем дело?
Вовочка:
- Теперь она все понимает!
- Я помню, как меня в первом классе мама в школу привела, и как с выпускного - папа унес...

Сержант проводит вечернюю поверку в подразделении.
- Рядовой Иванов!
- Я!
- Головка от х.я!
- Рядовой Петров!
- Есть!
- На ж.пе шерсть!
- Рядовой Сидоров!
- Так точно!
- Три наряда вне очереди!
- За что, товарищ сержант?
- За то, что испортил мне вечер поэзии!

Сидят в ресторане два адвоката. Зашел у них спор. Чтобы его решить, они позвали официанта и попросили его принести уголовный кодекс, если он есть у администратора. Официант ушел и вскоре вернулся.
- Господин администратор просил передать, что господам не нужно платить...

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 ноября 2010 | Просмотров: 279

Подарок

Юмор, Истории

Хуй? А что, нормальный такой писюнюшка. Ничем особенным никогда не отличался. Как говориться, звезд с небес не хватал. Не то, что женский клитор прям, конечно, но и не мозгоёб. Даже не поджелудочник-недомерок. Этакий щекотун-озорник. Вот точно – озорник. Особым размером не выделяется, но ежли чё – может и джазу дать! Если уж быть совсем откровенным, то джазу ему давать приходилось не так часто, как того хотелось бы его хозяину – Павлу Игоревичу Пецикову, но всё же, Павлик знал, что ежли чё – джазу дать сможет!

Вот, в детстве, например. Купались с дружками в речке. Пацаны когда купальный сезон открывают? А чем раньше – тем лучше! Вот так вот, наныряются в холодной воде, на берег вылезают и греются на солнышке. Красота. Голышом лежат и греются. А Павлик в трусиках лежит и греется. И купается – тоже в трусиках. Ну не любил он своего озорника показывать после купания в холодной воде. Вероятно потому, что пацаны стали бы его девчонкой обзывать. Потому что после таких купаний ранней весной писюньчик вовсе куда-то исчезал. Может от холода прятался, а может от людских глаз. Хуй его этот хуй знает!

Но Павлика никто никогда не дразнил. А чё его дразнить? Он парень-то хороший, не злобливый, поможет ежли чё. Да и писюном своим по прямому его предназначению владел лучше всех своих сверстников. Это в том смысле, что он ссал не только дальше всех, но даже мог, изогнувшись, поссать себе за спину. А такое умение чего-то да стоит! Откуда пацанам в возрасте, когда на речку ранней весной ходишь без сигарет и пива, было знать, что хуй не только для поссать использовать можно? Вот никто и не дразнил. Чувствовали, что что-то не так, а что именно – выразить не могли.

А когда подросли, то никто дразнить Павлика уже не решался. Папа отдал его в секцию бокса и пока его корешки по скамейкам девок тискали, да наливающимися кровью елдаками стучали в закрытые воротца неоткрыванные, Павлик ебашил ебало боксерской груше и изредка выхватывал по своей прыщавой мордашке от спарринг-партнеров. Его не то, чтобы боялись, но на рожон лезть никому было не охота. Да и зачем? Он же ни перед кем мизинюшкой своей не потрясал.

А с хуишкой своим Павлик жил дружно и даже очень. Перчик за хозяина не думал и им никогда не руководил. В отличие от сверстников, которые могли себе позволить в бане не заворачиваться в простыню. У тех постоянно какие-то приключения на половом фронте. То полезут в женскую общагу, да там на комендантшу нарвутся. Хоть одного, а для острастки из института отчислят. То намотают себе на член то ли ниток, то ли хуй его разберешь чего. Павлик же никогда ничего не наматывал и институт закончил без встреч с комендантами и мордобоев по поводу не поделенной самочки.

А закончив институт, пошел работать учителем физкультуры в среднюю школу.

Но для начала забегу немного вперед. На тридцатилетие хуй решил сделать Павлику подарок. Видать, заебало его болезного, что его хозяина Павликом в таком солидном возрасте кличут и он решил в первый раз в жизни проявить самостоятельность. Какой же подарок может подарить хуй своему хозяину и безраздельному повелителю? Чего он может подарить такого, что для хозяина будет сюрпризом и неожиданностью? Да нихуя он не может! Ребенка по залету? Но даже в этом случае хозяин хоть как-то причастен к происшедшему. А Павлику подарок преподнесли нежданно, негаданно и просто опиздинительно сюрпризно!

Его хуй вырос! Да не просто так вырос – типа висел безжизненной шкуркой, а тут вдруг взял, налился кровью и вырос до нормальных размеров эрегированного полового органа. Нет! Павликов хуй вырос! И когда он показал своё новое естество дружбану-трудовику, тот в первый раз за всё время их общения назвал его по имени-отчеству. Какую цель преследовал Пашкин недомерок – одному хую известно, но теперь он стал полноправным символом, коим во все времена и все народы обозначали мужское могущество, силу и вообще всяческое плодородие.

Раньше Павлику для того, чтобы подрочить, достаточно было прихватить своё хозяйство большим и указательным пальцами, а теперь из кулака торчала не только распухшая до неузнаваемости бугристая бордовая головка, но и добрый десяток сантиметров плоти, пульсирующей синими прожилками и откровенно выпирающими венами. Паша смотрел на свой хуй и охуевал. Теперь для мастурбации не нужны были ни взрослые журналы, ни порносайты, ни даже мысли о пубертатной дочке соседей. Он смотрел на свой собственный член и от лицезрения этого могущества и силы приходил в такое состояние, что губы его начинали дрожать и непроизвольно тянуться в сторону наливающегося закатным багрянцем фаллоса.

Но у всякой медали есть две стороны. Если бы его хуй преподнес ему такой подарок на пятнадцатилетие, то жизнь его пошла бы, конечно, по совсем другой колее. Вероятно, он нашел бы себе красавицу-жену с глубоченной глоткой и ненасытными чреслами и осчастливил бы её и себя. Но тогда никто никаких подарков не делал и делать не собирался. Потому он нашел себе скромненькую мышку-гимнасточку Лерочку. Маленькую такую, серенькую Лерочку, с микроскопическими входными и выходными отверстиями, с ротиком, в который едва пролезала десертная ложка.

На заре совместной жизни Павлик ещё помышлял об анальном сексе с супругой. Но однажды они поехали в лес за грибами и Лерочка пошла в кустики покакать. Павлику было жутко интересно, как этот процесс проистекает из его благоверной в натуре. Спрятавшись в этих самых кустиках, за которые пошла его наивная мышка, он приготовился смаковать подробности калоизвержения. Каково же было его удивление, когда он увидел выползающую из Лерочкиной попки тонюсенькую коричневую змейку, которую принять можно было разве что за произведение хомячка-переростка. Остаток дня в лесу он ходил, не поднимая головы, а вечером погладил Лерочку по голове, поцеловал в лобик и спокойно уснул.

Его писюнюшку она без тени юмора называла красным богатырем. Несмотря на то, что в реальности он был мышиным королем, в её восприятии это был хохотун-бабай, заполняющий её всю, в какое из двух объективно доступных входных отверстий он не сунулся бы.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 ноября 2010 | Просмотров: 334

Дядя, Тузик и толерантность

Юмор, Истории

Сидим мы с Дядей после рыбалки на берегу у костерка. Дегустируем уху, байки травим. Вернее как травим - Дядя банкует, он в этом плане непревзойденный мастак. А тут ещё и лет шесть мы не виделись, есть что порассказать.
Дядя, кстати, - не степень родства, не кличка, а такая редкая фамилия. Дядю вообще-то зовут Михаил, но при такой фамилии это, понятное дело, абсолютно не важно.
Для тех, кто не в курсе, краткие ТТХ Дяди: по вертикали – 2,03 м и почти столько же в плечах, вес – 130 кг, 40 лет. Русая борода, стрижка под ноль. Необычайная физическая сила, могучий голос и крайне шебутной характер...
Рассказ Дяди.
Тут из меня раз чуть ли не фашиста сделали. А какой я фашист? Детство моё, советское социалистическое, прошло под Целиноградом среди казахов и немцев. Когда в юности вольной борьбой занимался - сдружился с армянами и дагестанцами. Самый близкий армейский кореш – кореец. Сестра замужем за татарином. Доктор-еврей спас меня от перитонита. Ну и тэ дэ. И никогда ни к какой нации я неприязни не испытывал. А вот смотри ж ты как оно вышло.
Вообщем, было так...

Когда мою окончательно свихнувшуюся на почве религии жену астральный разум призвал в Восточно-Сибирские дали строить город Счастья из кедровых шишек, я психанул, распродал всё своё прежнее хозяйство и переехал в глухую депрессивную деревеньку.
Местная власть была довольна: тут ведь вся хитрость в том, как считать – с одной стороны население деревни с моим приездом увеличилось всего лишь на одного человека, а с другой – «5%-ный прирост». На радостях от столь значительной демографической динамики мне разрешили поселиться там, где я сам себе выбрал - на отшибе, на берегу заболоченного озерка.
За три года обжился: отстроил дом, очистил водоём от мусора и водорослей, дренаж сделал, берег облагородил, клатку деревянную (так здесь что-то навроде небольшого пирса называют) сколотил, малька запустил. Красота – прямо по курсу озеро, слева – лес ко двору подступает!
Но тут недалече провели федеральную трассу, и наша деревня, столько лет нахер никому не нужная, вдруг стала объектом отдыха горожан, а досе невостребованные хатёнки принялись резво так раскупаться ими под дачи.
Крайнюю избушку в селе, то бишь ближнюю ко мне, приобрёл один вдовец, пенсионный прапор. Алексей Петрович, Лёха. Мы с ним задружились, по типу как соседи, хотя и разделяет наши дома метров двести. Хороший мужик. Интеллектуал, классическую литературу любит. Охотник заядлый. Правда как бухнёт лишнего, нудный становится – святых выноси.
Вот раз приходит он ко мне в гости с бутылочкой. Сидим, выпиваем.
Лёха в процессе говорит: «Дядя, представь, скоро я забогатею до невозможности. На последние деньги приобрёл я сучечку – сеттера, да уж такую прям элитную! Линдой звать. Так вот сейчас, как говорится, «девочка созрела». А жених к нам аж из Канады едет. Представляешь – первая вязка и такие перспективы! Линдочку я покамест сюда, на природу вывез, пусть резвится, сил набирается».
«Это правильно, это ты, Лёха, молодец» - говорю: «Воздух у нас здесь целебный, способствует возбуждению общения с противоположным полом, на себе проверял».
Сосед продолжает: «Дядя, есть одна серьёзная проблема. Тузик твой, согласись, кобель невменяемый, бесконтрольный и по жизни озабоченный. Боюсь я, что Тузик на мою Линдочку покусится. Это же будет крах всех моих финансовых и нравственных мечтаний. Дядя, я тебя прошу, спрячь на недельку своего Тузика, изолируй от общества. А ещё лучше – угондош его, а я тебе потом компенсацию выпишу».
«Ага, щаз!» - говорю: «Ты поди поймай того Тузика. Он либо в лесу не хуже, чем тот Ковпак скрывается, либо на очередных блядках».
Но сосед был непреклонен, и я, ужаленный совестью и парами спиртного, попёрся искать своего непутёвого пса. Удивительно, но я довольно быстро его вычислил и изловил.
Зная, что на корде это бесовское отродье сидеть не будет, просто запер его на базУ. Тузик тут же принялся подкоп учинять, но только это бестолку, забор у меня мощный.
Сосед явно не удовлетворился столь мягкой мерой пресечения, и стал предлагать мне поступить более радикально - начиная от скармливания Тузику ударной дозы собачьего антисекса, заканчивая технически безграмотным прожектом по привязыванию к Тузиковой лапе пудовой гири. Но я был непреклонен и все Лёхины задумки отмёл начисто.
Говорю: «А не проще будет твою Линду в доме запереть?»

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 ноября 2010 | Просмотров: 271

Зарисовки из детства - 3

Юмор, Истории

Школа наша располагалась на окраине небольшого провинциального городка, посреди частных домовладений, в каждом из которых, разумеется, имелся и сад, и огород, где росли яблоки, груши, вишни, абрикосы, клубника, мимо которых трудно было пройти идущей в школу или со школы ребятне. Жители, по всей видимости, людьми были добрыми. Они молча ремонтировали сломанные и поваленные заборы, но в школу не ходили и не жаловались, привыкнув к постоянному нашествию саранчи. Неподалеку от школы, разбросав в хаотичном порядке свои шатры и глиняные домики с перекошенными оконцами, с целлофаном вместо стекол, расположился цыганский табор. На это соседство со школой никто не обращал внимания, так как цыгане соблюдали дистанцию и к школе без особой надобности не приближались.
Собравшись на торжественной линейке, в связи с окончанием учебного года, очень красивые и нарядные, особенно девчонки, в коричневых платьях и белых фартуках, с огромными белыми бантами, и построившись на школьном дворе буквой «П», мы прослушали Гимн Советского Союза. Не успели еще высохнуть слезы на глазах у особо впечатлительных, как вдруг из близлежащих кустов, как черт из табакерки, выскочил цыганенок лет десяти отроду. Он пронесся как ракета мимо нашего строя и ухватив на бегу Ирку за грудь, звонким детским голосом прокричал: «Девчонка, дай поебать!». Исчез он так же внезапно, как и появился. Почему он выбрал объектом своего сексуального вожделения именно Ирку, было понятно. У нее еще в шестом классе, как на дрожжах, стали расти груди, вызывая у всех девчонок нашего класса зависть, а у мальчишек – уважение. Ей они уделяли внимания значительно больше, чем другим, периодически выдирая клок волос на голове или незаметно, во время урока, привязывая концы фартука к спинке стула. Но сейчас к ней было приковано внимание уже всей школы. Ирка стояла белая, как полотно, на ее лице не было ни одной эмоции. Учителя успокаивали, как могли, каждая свой класс, линейка стала похожа на жужжащий улей. С связи с тем, что Ирке была нанесена глубокая психическая травма, к тому же на ее белом фартуке зияла грязная пятерня злоебучего не по годам цыганенка, ее прямо с линейки отпустили домой. А нас погнали в класс, наставлять на путь истинный, как надобно вести себя во время летних каникул. Не смотря на то, что мы уже закончили восьмой класс и были достаточно взрослыми, нам категорически запрещалось пить, курить, ругаться матом, а еще, чтобы жизнь медом не казалась, вручили каждому список из тридцати наименований книг, обязательных к прочтению за время каникул. Причем прочесть это все нужно было за два месяца, так как весь июнь мы должны были провести в лагере труда и отдыха в одном из колхозов соседней области. Ни мы, ни тем более наши родители, не воспринимали привлечение нас к труду, как повинность, это было нужно для того, чтобы мы не росли лодырями и приспособленцами, все должны были трудиться на благо нашей Родины. На тот момент Родина очень нуждалась в прополке подросшей рассады помидоров, и мы были готовы ринуться в бой с сорняками.
Вечером я достала свой чемодан цвета серого мрамора, с которым прошла все лагеря и стала собирать вещи. На дне чемодана лежали разноцветные камешки причудливой формы, собранные прошлым летом во время отдыха в пионерском лагере, расположенном на берегу горной реки, неподалеку от города Теберда, у самого подножия Эльбруса. Засушенная веточка барбариса напоминала о поездке на турбазу в Северной Осетии. Ракушки и зеленые прозрачные камешки из стекла я привезла с Черного моря, из Анапы. Переложив все сокровища в ящик письменного стола, я быстро собрала вещи и мыльные принадлежности, включая шесть тюбиков зубной пасты, приготовленных заблаговременно, зная по прошлому опыту, что несколько тюбиков может уйти сразу же в первую ночь.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 ноября 2010 | Просмотров: 337

Проездной

Юмор, Истории

Бляць, вот какие все пошли хитрожопые, шописдец. Барыжил я запчастями к тракторам и БелАЗам всяким, и не успело там, за океаном, на улице им.Стены, что-то рухнуть, как тут же все отказались платить. Все! Тут же! Порядочные сволочи – звонили сами, дико извинялись (хотя нахуй мне ваши экскьюзми не вперлись), просто сволочи – сами ждали моих звонков (отмазки думали), а совсем скоты – обрубали кабеля напрочь. Суки! Но самой главной сукой оказалась моя сожительница. Как сказал, что ее Х3 продать надо, что бы хоть какие долги погасить – так устроила скандал и ушла. Пасту зубную спиздила и электрочайник. Хороший чайник, испанский. Жалко, бля.

Продал машины. Потом, когда стали грозить расправой и судом – дачу. Разменял свою техкомнатную в престижном на однушку в рабочем спальнике. Ну да хуй с ним – с долгами рассчитался, уже жить буду. Голова-руки – все растет из нужных мест и функционирует нормально, так что не помру. Еще даже денег проездной на хватило. На все виды транспорта, как пологенц. Хули, надо же экономить.

В общем, за этой кутерьмой, забыл я о своем дружке – хуе детородном. А он изрядно изголодался и требовал ебли. Желательно много и со вкусом. Делать нехуй – надо искать женское тело поебабельней. Казалось, хули делов-то. Сел в автобус, троллейбус или в метро спустился и шарь студенток на предмет соития. Ан нет! Проездной поганый все портил.

Едешь ты, к примеру, в автобусе, а по нему тетка шарится в спецодежде – кондуктор или что-то в этом роде. Стоит рядом студенточка. Вся такая няшечька – губки бантиком и соски торчат. А ты, как пизда 7х8, с проездным. И хоть ты разьебись – ты чьмо в ее глазах. Одень ты кардена и хугобосса. Да хоть одного поверх другого – чьмо и ниибет. Ибо в ее глазах ты вечный протиратель сидений в общественном транспорте. Такой экономный хомячок-хозяйственник. А студентки хотят принца. Правда денег на балы нет, не говоря уже про хрустальные черевички. И верят, дуры, дескать подгулявших олегарх, или там залетный коррупционер с крышей в высших сферах, зайдет, чисто случайно (поржать или в силу неумолимых обстоятельств) в автобус и увидит ее. И сразу решит предложить ей хуй, ключи от инфинити, хату с видом, и путешествия на Лазурный Берег каждые каникулы. Как же, бляць! Фантастика, хули. Но им этого не объяснишь. Они свято верят. Верят! Дева Мария так в сына не верила, как они. И тут ты такой, хуйок с проездным. Личность напоминающая Человека, со сраной бумажкой на проезд. Познакомится? А не припух ли ты, чебурашко?! И вот так всегда. Всегда, со всеми и везде, бляцьнахуй! Делать нехуй – пришлось прибарахлиться шмотками и менять маршруты, чтобы не примелькаться. Ну и принципиально проездным не пользоваться, в присутствии объекта.

Да-да, я их «объектами» вскоре стал называть. «Иду на объект!» - говорил себе перед выходом из квартиры. «Объект в поле зрения!» - когда дельная бельчиха маячила на радарах. Ну и так далее, как в книжках про шпионов. Со временем выработался стандартный алгоритм и продавцы в аптеках меня стали узнавать и молча доставали те, которые в точечьку и потоньше. Оно конечно надо - соблюдать ТБ при работе с объектом, но и удовольствия получить хотелось при контакте, ясенхуй.

Подробнее...

 (Голосов: 1)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 ноября 2010 | Просмотров: 319

Смейся паяц

Юмор, Истории

В затенённом, просторном помещении роилась разношёрстная публика – молодые, старые… женщины, мужчины… хорошо ли, плохо одетые… всякие. И народ всё ещё прибывал.
В большинстве своём с горестными физиями. Иные даже тихо всхлипывали стоя в задних рядах, но были и такие у которых фиг что на рожах ихних прочтёшь – вроде, как и в печали человек, а вроде, как и по барабану ему. Так, случайно зашёл – позырить. И начхать что зрелище это – похороны…

Хоронят, к слову сказать, медийную фигуру – известного режиссёра столичного театра, которую, кстати, трубили по всем федеральным теле- и радиоканалам – завалили. При этом, вроде как убийство – заказное – две пули в туловище и контрольный в башню. Дело на контроле у кого-то там толстого, мордатого и состоящего в неслабецком чине сами понимаете в каком министерстве…
Вот народ и потянулся «проститься». Толпятся, естественно, мешают друг другу. И нет-нет, как бы даже невзначай совсем, но всё ж стараются харями своими горестными в прицел объективов многочисленных телевизионных камер попасть. И тут уж они скорби на лицо припустят – не дать ни взять – вселенская.

Похороны, ясен пень, пафосные: на постаменте возвышается лакированный гроб, со всякими там хромированными вензелями и прочими приблудами; утопающий в цветах – в большинстве своём розы всевозможных оттенков. Рядом стоит огроменное фото убиенного режиссёра – баба, лет так эдак около пятидесяти пяти. Может чуть старше – страшнАя как чёрт, в чудовищно асексуальных очках на носу, с вульгарно очерченными красной помадой пухлыми губищами и броским, дрянным make-up’ом – рядом же с постаментом, по левую руку, на раскладных стульях восседает осиротевшая труппа: Известные, малоизвестные и вообще ни кем не узнаваемые актёры театра и кино. Здесь же, до кучи, всяческие театральные функционеры и разномастные бонзы. Бомонд – одним словом. Даже, вроде как, замечен был бывший министр культуры – этот суетной, лысый типок, внешне более смахивающий на идиотика.

Гроб меж тем открыт.
И вот всякий, в этой непрерывно текущей людской реке «воздающих последние почести», стремится глянуть в лицо усопшей – как же ей там после пули, головушку-то, собрали умельцы? – пусть даже для этого надобно привстать на носочки, ибо до гроба, от того места, где двигался люд, всё ж было метра два-три свободного пространства.
– Ну и чё, как там? – вопрошали одни, кто пониже.
– Да хрен знает, – шептали им в ответ «гулливеры». – Не видать ни черта… в платке она. – И шли-шли-шли тихо шелестя губами и одёжами…
И вспышки…вспышки…непрерывные вспышки фотокамер...

Но вот в этом мерно текущем потоке скорбящих, вдруг возникло, поначалу, некое колыхание, перешедшее в лёгкое движение, сбивающее всех с заданного ритма, переросшее, затем, в бурлящий водоворот и, наконец, из пучины, к микрофону, в который желающие произносили какие-то речи соответствующие данному обстоятельству, вынырнуло ЭТО. Или выкинуло его? Сейчас не разберёшь, да и не важно...

Подробнее...

 (Голосов: 1)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 17 ноября 2010 | Просмотров: 337

« назад   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 [179] 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419  далее »
^наверх