Добавить в избранное | Cделать стартовой
     

Красные фонари

Юмор, Истории

Собрание коллектива долго не начиналось. Суетливые сотрудники ёрзали на стульях в попытках пристроить нетерпеливые задницы поудобнее. На задних рядах вели светскую беседу.
- Так с порога и заявил – я, мол, твой новый папа, покажи дневник. А парню уже четырнадцатый год, прикинь. Ну он ему и отвечает – «а слез бы ты с хуя, новый папа, а то выглядишь глупо».
- Да иди ты!
- Вся квартира слышала!
- Да иди ты!

На сцене актового зала стоял стол, по торжественному случаю украшенный чистой скатертью. За столом сидела Антонина Петровна Совочек, известная городская стерва, схоронившая двух мужей. Присутствовать в президиуме ей было положено по службе. Никто толком не знал, что у неё за должность – не то профорг, не то председатель месткома – но по службе ей только на сцену. Ждали директора.

Дмитрий Анатольевич вошёл в зал шагом гусарского полковника. Коллектив встретил директора одобрительным гулом. Ни на кого не глядя, тот прошёл к сцене, и не торопясь поднялся. Замер, не садясь, у стола. Антонина Петровна уставилась на него с производственно-сексуальным обожанием.

- Все в сборе? – директор оглядел зал. В дверях появилась бухгалтер, - Элеонора Рузвельтовна, вы почему заставляете коллектив ждать? Садитесь быстрее, вопрос на повестке дня серьёзный.
Элеонора Рузвельтовна, слегка пригнувшись, мелко задробила по паркету каблуками в сторону ближайшего свободного стула.
- Теперь вроде все, - Дмитрий Анатольевич с одобрением оглядел притихший зал и сел сам, - ну что же, начнём. Антонина Петровна, огласите тему собрания!
- Тема собра... – тут её голос дал сиплого гудка, - тема собрания – «Кризис и пути выхода из него». Слово имеет Генеральный директор нашего предприятия Дмитрий Анатольевич Дудин.
Видно было, что она волновалась.
Директор прокашлялся:
- Кхм…Так вот, на дворе кризис, это ни для кого не секрет. Заказов мало, сырьё дорожает. Скоро перейдём на ручной привод, - тут директор сделал характерный жест рукоблудия, но конкретизировать для большого понимания сотрудниками не мог, так как нижняя часть его туловища была прикрыта столом. Впрочем, все поняли.
- Так вот. У кого какие мысли будут? Городок у нас небольшой, и предприятие фактически градообразующее. И коль скоро мы тут с вами, дорогие товарищи, сосём экономический хуй, то по факту весь город сосёт. Детишки в сквериках, молодые мамаши, милиционеры на постах, сторожа в школах – все сосут. А разве это хорошо? А? – Дмитрий Анатольевич укоризненно посмотрел на собравшихся, - разве это по-людски? Нужно искать пути выхода. Вот вы, Шешуков, что думаете?

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 24 ноября 2010 | Просмотров: 247

Записки из сумасшедшего дома. Лизочка

Юмор, Истории

На ржавой кровати, изготовленной на фабрике имени Г.Г.Прокруста, ворочалась и скрипела загипсованная Лизочка. Короткое ложе располагалось в психиатрической лечебнице, но уже имени товарища Альцгеймера, где тихо помешанная поэтесса восторженно-туповатого типа явила миру помятое, чуть горбоносое лицо, усиленную плюшевым лифчиком грудь и замурованную в гипс по ягодицы ногу. Остальную требуху, отверстия и подмышки она тоже явила, но они оставили мир равнодушным.

Я лежал на соседней кровати и предавался размышлениям. Лиз-очь-ка – какое дрочибельное в своей вербальной похабности имя! В отличие от строгой и напыщенно-неприступной Елизаветы. Мысленно я её уже переименовал в Отлизочку и отодрал во все места, включая локтевой и тазобедренный суставчики. И даже представил, как намотаю на кулак её рыжую гриву и выдавлю два передних зуба хуем. А она, едва вылупив серые в глазных яблоках зрачки, попросила называть её Александрой. Ах, как неожиданно порой рушатся самые радужные мечты и надежды! Ведь «ебать Александру» – это уже совсем не то, что «ебать Отлизочку», даже звучит с неким пидорским диссонансом, в отличие от радостного «въебать Александру», правда, уже в дательном падеже и смысле.

Сразу после её пробуждения, меня окутало невыносимое обаяние поэзии. Александра Леопольдовна Шмаль сочиняла стихи в эпатажном стиле влюбленной выхухоли. Яркие эпитеты и метафоры, будто перемешанные блендером, причудливо сочетались в сплошной поэтический пиздец. Там было всё: рубиновая ложь перламутровой пены и ультрамариновая слюда любовной амальгамы, тополиный яд в молочно-яхонтовой тишине и река Голгофа в раковине снов, нектарно-сладкие пчёлы медоносов и граненые бабочки на фиалках сапфиров откровенья. Но если из всего словесного фарша первого вирша под названием «Кружевная месть» вылепить хоть одну котлетку смыла, то получиться примерно так: «Когда ты бьёшь меня прямой ногой по грыже, Твои глаза горят, как фары, мне в лицо. Недельной давности трусы с себя стяну бесстыже, За плинтус спрячу маленькое западло – заподлицо».

В переводе с ебанутого на русский следующая десятиминутная эротически-мифическая поэма «Как ранит Прометей зайчиху» уместилась бы в четыре строчки: «Весною расцветает нежный вереск. Догнал меня крылатый Прометей. Восстану я из пепла птицей Пенис, Грызну его изящный орхидей».

В промежутках между декламациями Александра Леопольдовна жаловалась, что у неё «чешется гипс». Она мучительно вздыхала и обещала отдать неведомому принцу-чесальцу свое единственное сокровище – давно небритую пизду или, в крайнем случае, отсосать. Этими провокационными заявлениями поэтесса всколыхнула хуй общественности. Общественность в моем лице возбудилась и приступила к действию. Я тихо вышел «на коридор» и спиздил со стола небольшую металлическую линейку. Аккуратно расковыряв дырку в гипсе, сунул в щель пронумерованную чесалку и подарил бедной девушке минуту счастья. После чего, предупредительно спрятал линейку и потребовал расчета.

Но тут вспомнил, что с конца-то у меня капает, и это нихуя не эстонский оргазм с недельным опозданием. При наличие отсутствия резины, получение заслуженной награды откладывалось. Ведь ничто человеческое мне не чуждо: абасрать – да, заразить – нет. Это как-то не этично.

В поисках гандона я пребывал недолго. Это ж не капитан Грант. Поймал момент, когда молодящаяся медсестра бальзаковского возраста съебнет по своим делам, и пробил её сумочку. «Эврика, блять! – воскликнул про себя. – Целая пачка с пупырышками. Ты смотри, старая пердя, а ведь тоже тварь Божия и ибацца хочет».

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 24 ноября 2010 | Просмотров: 298

Вот такое кино

Юмор, Истории

Говорят, что когда умираешь, в памяти проносится вся жизнь. Словно проживаешь её заново, только за считанные мгновенья. Вот и у Антона Петровича все сорок восемь лет и девяносто три дня уместились в несколько секунд. Фить, как и не бывало.

Умирать было не страшно. Умирать не хотелось. Вроде бы ещё не старик: пусть не всё впереди, но строил планы, в расцвете сил, порох в пороховницах, и всякое такое.

И на тебе - раз, и умер. Увидел себя лежащим в некрасивой позе посреди дороги в луже крови, народ сбегается, водитель выскакивает из машины, бледный, испуганный - ещё бы, человека сбил. Антон Петрович сам сперва испугался, что умер, но страх прошёл быстро. Ничего не болит, легко так стало, понял, что парит над улицей. Вспомнил, что должен сотню соседу, что завтра нужно было заехать на СТО, что жене обещал дверцу в шкафу починить, что конец квартала, аврал на работе. В общем, чепуха всякая по сравнению с собственной смертью. И даже легче стало, что теперь освободился от этой бытовухи. Навсегда освободился.

Посмотрел по сторонам, где же свет в конце тоннеля. Ничего такого не было. Просто улица, люди собрались вокруг его тела. Скорая подъехала, растолкали всех, потерпевшего на носилки, в машину и увезли. Милиция явилась, но стало уже совсем не интересно, и Антон Петрович стал ждать, что же дальше с ним будет...

И тут, словно кино перед глазами, мелькает, мелькает, кадры сменяются стремительно. Но странное дело, то ли со временем что-то случилось, то ли с восприятием. Можно было рассмотреть всё в подробностях, каждую деталь, каждую мелочь, остановить, вернуть назад. Не рассмотреть, нет, вспомнить. Всё, что сорок восемь лет собиралось, раскладывалось по полочкам - это помним, а это можно и забыть за ненадобностью, отправить в архив, всё всплыло в памяти. Представилась стопка бобин с киноплёнкой, на которую записывалась каждая минута, даже когда он спал, или, пардон, справлял нужду. И теперь сдули с них пыль и вставили в проектор. И пошло кино. Сеанс длился считанные секунды. Всё. Вот и пролетели годы, промчалась жизнь.

И это всё? - удивился Антон Петрович. - Это была моя жизнь? Моя? Вот это скучное дерьмо - моя жизнь? Даже вспомнить нечего.

Детство - коммуналка с длинным тёмным коридором, пьяные соседи, вечно занятая мать, а отец постоянно в командировках. Раз в год зоопарк, раз в два года - цирк, первомайские демонстрации - шарики, флажки, отец несёт его на плечах, а вечером мать тащит домой пьяного отца. Одежда на вырост, какие-то страшные игрушки, пустырь, на котором играли в карты с пацанами. Восемь лет школы слилась в одно унылое воспоминание, словно вязное серое желе, безликое и противное на вид. Детские радости с высоты жизненного опыта казались ничтожными и нелепыми.

Дальше пошёл алкоголь. Почему-то самые яркие воспоминания привязывались к выпивке. Гитара, драки район на район, танцы на летней площадке, опять драки, портвейн, водка, самогон, посиделки на пустыре. Девочки. Вот! Здесь должно быть что-то яркое. Первый поцелуй. Танька из соседнего подъезда. Но воспоминание не грело душу. Вспомнилось, что от неё разило вином и табаком. Как и от него. И никакой романтики. Как-то всё произошло само собой. Между делом.

Любовь. Должна же была быть любовь. Вот, Ленка из параллельного класса. Но она на него даже не смотрела. Он любил её целых два месяца, пока не понял, что его чувство останется безответным.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 24 ноября 2010 | Просмотров: 283

Воля к знанию

Юмор, Истории

Коллектив собираться к проруби начинает часов с семи. Утра, конечно. Что намёрзло за ночь – обколоть, снег, если нападал, прибрать. Ну, и по мелочи – всегда что-нибудь наберётся. Тут особая загадка природы – счастливые бабушки с внуками. Притаскивают всякие хлебные объедки – якобы для птичек – и в воду кидают. Не на снег, а в воду. Уток нет, хавать этот хлеб в воде некому, зачем?!

А сказать им – такое рычание подымается, что по первости в сугроб отскочишь. И почему-то именно бабки. Непосредственные мамы каким-то тайным способом человеческое понятие сохраняют. Один раз скажешь – и хватит. Одна даже – не поверите, конечно, – извинилась.

К светлому времени начинает подтягиваться неплавающий актив. Пешеходные. Некоторые руки-ноги задирают: зарядка, мол. Никакая это не зарядка – отмазки. На самом деле – фанаты трепа. Эти, понятно, круглогодичные и посещаемость у них куда серьёзнее. С вечера дибилятора наглядятся-наслушаются, а с утра – к проруби. Кому плавать – плавают. По очереди – прорубь маленькая у нас. А эти около кучкуются и обмен знаниями: кто чего услышал самоновейшего. Без новостей жить не могут. Информационные алконафты.

- Здравствуйте, говорю, товарищи ОБЪЕКТЫ!

У меня вежливость в крови и в лимфе. Просто так явиться, штаны на снег и в прорубь – это не моё. Мне важно, чтобы коллектив осознавал: я не с пепелища.

- Ну, вот, - отвечают, - пришёл и сразу!

«Сразу» - это значит сразу понятно.

Сначала я их приветствовал «товарищи антисоветчики». Долго терпели, потом загундосили. Ну, вы же, говорю, партбилеты посдавали? Значит, антисоветчики. Всех вас по лагерям. Никак не соглашались на антисоветчиков. Один, который сказывался доцентом, заявил, что в их сверхсовременном мегауниверситете только «востребованные специальности». Я спросил, а как вы, мол, там определяете, какие востребованные, а какие нет? Путём, отвечает, научного анализа.

Тогда я выработал текст «здравствуйте, товарищи анализаторы». Это понравилось. Всякому лестно: не болтуны же. Аналитики.

Потом парнишка из совсем молодых спросил потихоньку: почему анализаторы? У меня, мол, в цеху газоанализаторы, а тут что? А тут, говорю, просто анализаторы. Лизаторы анального отверстия. После этого – пришлось новые формы искать.

Некоторое время сошлись на товарищах извращенцах. Они нас извращенцами считают за зимнее плавание, а мы их – за неплавание. Но потом как-то подвернулось про академика Сахарова – у проруби и такое бывает – жулик, дескать, или гений из гениев? Жулик, говорю, разве не ясно? Взвились, падлы, аж снег начал таять. Ну, не то, чтобы в точности таять, а так: желтеть, как обоссаный. За такое, орут, морду бить! Ой, говорю, как интересно! Ну-ка, ну-ка, уточни – как это ты будешь морду бить и кому?

А у меня тогда всегда с собой был кусок шланга из вакуумной резины: очень конструктивная вещь. В то время мода шла у непрорушенных гражданок заводить себе кобельков всяких бойцовских пород. И однажды его пришлось употребить прямо тут, в парке, на под пристальным вниманием коллектива. Больше их тут не встречалось, ни её, ни бойцовского кобелька. И в память этого события доцент сразу уточнил: нет, нет, ты, говорит, докажи объективно! Ты можешь объективно рассуждать? Доцентов в этой шобле, как собак нерезаных. Здоровье берегут. Из доцентов в профессоры дорога долгая. Если папочка не академик. И широкая масса ни малейшего понятия не имеет, как ценят доценты объективность. Особенно, если поблизости шланг из вакуумной резины.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 ноября 2010 | Просмотров: 301

Продажная пизда

Юмор, Истории

Вилка хотела есть. Желание это было нестерпимым и третьего дня достигло предела. История довольно банальная: миловидная провинциалка отправилась покорять большой город. Разумеется, не поступила, деньги, отпущенные родителями на исполнение мечты, быстро закончились, а возвращаться было стыдно и неловко. Все просто.

Вилка смахнула набежавшую слезу, закусила губу и посмотрела в кухонное окно. Окно продемонстрировало Вилке общагу политехнического института, и исторгло из себя лязг трамвайного вагончика, идущего в сторону вокзала. На вокзал Вилка не хотела.

Окно, в которое смотрела девушка, находилось в замызганной двушке на краю города — здесь Вилка сняла крохотный угол. Вторую комнату — чуть больше – занимала хозяйка: дородная женщина неопределенных лет, с блядским огоньком в густо размалеванных глазах. Несостоявшаяся студентка со вздохом проследила за летящей на асфальт листвой и вздрогнула, почувствовав за спиной чужое дыхание.

— Не ной, девочка, — хозяйка задумчиво жевала бутерброд с вареной колбасой, — приехала, значит надо карабкаться. Как другие, вон.
— А как другие? — доверчиво всхлипнула Вилка и жадно втянула ноздрями аромат колбасы.
— Как, как, а хотя бы и пиздой торгуют — хозяйка всхохотнула и ушла к себе.

Наутро Вилка размешала с водой половину флакона духов «Красная Москва», выпила для храбрости залпом и отправилась в город — торговать. Улица, предназначенная для такого рода операций, была уже заполнена продавщицами. Они хихикали, сбивали с холодных сапожек осеннюю слякоть и зорко следили за тем, чтобы их разной степени ценности товар не попятили. Вилка мысленно сравнила представленный ассортимент со своим. Ее нелепо пухлая, плохо выбритая, пунцового цвета ватруха не выдерживала никакой конкуренции с подтянутыми и загорелыми круасанами вокруг. Ни единой лишней волосинки не было на их чуть подмерзшей персиково-сочной кожице. Губки их были кокетливо надуты в сторону присматривающихся покупателей. И даже отсюда, с самого конца торгового ряда, куда пристроилась наша героиня, чувствовался их осторожный цветочно-яблоковый аромат.

Вилка запахнула глубже клетчатое пальтишко и, стиснув зубы, выставила пизду на смотр. Прохожие бросали на нее редкие взгляды, полные рассеянного любопытства, ощупывали и шли дальше — к товару посимпатичней. К четырем часам торговый ряд заметно опустел. Вилка начала замерзать, и совсем было решилась вернуться домой, как напротив нее остановился долговязый парень, по виду студент. Он жадно впитывал глазами небрежную бархатистость вилкиной пизды и не уходил.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 ноября 2010 | Просмотров: 689

Один день из жизни Алисы

Юмор, Истории

День был самый обычный. Алиса ехала на работу. Когда она уже шла к метро от маршрутки, у нее зазвонил телефон. Звонила начальница. Она страшным шепотом сообщила, что в офис «нагрянули с проверкой» и «лучше здесь не светиться без крайней необходимости». А в ее, Алисином, присутствии, крайней необходимости на сегодня нет, и поэтому у нее сегодня выходной до дальнейших распоряжений.

Алиса рассеянно поблагодарила, отключила связь и в нерешительности остановилась перед самым входом в подземку. Выходные она не очень любила, что было вызвано хроническим одиночеством, а, следовательно, и отсутствием разнообразием в их проведении, но всегда ценила за возможность выспаться.

Сегодня, однако, вариант «продрыхнуть до полудня» уже отпадал, а это означало, что нужно придумать, чем заняться. Прямо на площади у метро находился огромный торговый центр, в который Алиса уже давно собиралась сходить, но как-то все не получалось. Теперь магазин был перед ней, времени было полно. Одна загвоздка – не было с собой денег. Конечно, можно было бы просто не спеша побродить по залам, что-нибудь присмотреть, примерить и, если подойдет, съездить за деньгами, вернуться и купить. Однако Алиса прекрасно понимала, что ей такой вариант не подходит. Она предпочитала вещи покупать, не откладывая, иначе потом начинала сомневаться, а действительно ли эта вещь ей так нужна, и чаще всего решала, что нет, не нужна. Да и ездить туда-сюда было лень, если честно. С другой стороны, ехать домой тоже не хотелось, потому что перспектива сидеть перед телевизором весь день не прельщала. Встретиться вот так спонтанно, да еще и в половине десятого утра, не с кем – все подруги либо на работе, либо сидят дома с маленькими детьми. В общем, день обещал оказаться совершенно бесперспективным.

Где-то рядом раздавался из какого-то динамика бодрый женский голос. Алиса машинально прислушалась и выяснила, что голос приглашал всех желающих на обзорную экскурсию по Москве, в программу которой входили «набережная, главное здание Университета, смотровая площадка Воробьевых гор, посольский городок, Новый Арбат и возвращение на это самое место после окончания экскурсии». Если верить голосу, то автобус должен был вот-вот отправиться.
Неожиданно для самой себя Алиса вдруг зашагала по направлению к автобусу. Он действительно был уже почти полон, не заняты были только два места рядом в середине салона. Алиса на долю секунды засомневалась, но потом решительно подошла и сразу сунула стоящей рядом с дверцей женщине деньги. Потом вошла в салон и уселась у окна. Место рядом с ней осталось свободным.

Женщина, собиравшая деньги, поднялась на ступеньку, оглядела салон и кивнула водителю. Автобус заурчал и начал медленно трогаться с места.

В последнюю долю секунды перед закрытием двери в салон вскочил молодой мужчина, и выдохнув: «Успел!», уселся на единственное свободное место рядом с Алисой. Алиса мельком глянула на него и опять отвернулась к окну. Автобус вырулил на набережную.

Сидя в автобусе, Алиса уже пожалела о том, что поддалась сиюсекундным эмоциям и поехала. Ничего интересного, по крайней мере для нее, в этой поездке быть просто не могло. Весь район, по которому проходил «экскурсионный» маршрут, она знала, как свои пять пальцев, потому что прожила здесь всю свою сознательную жизнь, в самой непосредственной близости и от Воробьевых гор, и от смотровой площадки, и от посольского городка, который представлял собой просто несколько зданий (надо сказать, ничем не примечательных) посольств разных государств, которые расположились вдоль улицы. Да и многообещающее «Вы увидите крупнейшую киностудию нашей страны» означала не более чем проезд вдоль забора, огораживающего «Мосфильм», и за которым все равно ничего никогда не происходило. У Алисы даже мелькнула мысль попросить водителя остановиться, когда они подъедут поближе к ее дому. Однако в этот момент автобус уперся в пробку на набережной, и Алисе пришлось на время смириться. Она вздохнула, снова посмотрела вперед и….

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 23 ноября 2010 | Просмотров: 278

Анекдоты

Юмор, Истории

Урок языка в грузинской школе:
- Дэти, русский язык - очэнь трудный язык! Напримэр, Настя - это дэвушка, а ненастя - плахая погода!

Мужик после авиакатастрофы попал на остров посреди океана, где местные дикари поймали его и собираются съесть. На огонь поставили огромный котел с водой, гремят барабаны, жрец местного значения прыгает в диком танце. Вдруг в одном из барабанщиков мужик разглядел знакомые черты.
- Браток! Ты часом не земляк будешь? - прошептал он.
Барабанщик покосил на него глазом и, насупившись, ответил:
- Земляк. Но ооочень голоден.

- Я, Людмила Кузоватова, мать семерых детей. Объясните мне, пожалуйста, что такое критические дни?

Учительница:
- Вовочка, назови каких-нибудь два местоимения.
- Кто, я?
- Молодец, Вовочка.

Он:
- Дорогая, мы женаты 10 лет, и ты бываешь нежна со мной только тогда, когда тебе нужны деньги...
Она:
- И что, это бывает недостаточно часто?!

Весна. Лес. Беседуют Маугли и Багира.
- Багира, что со мной? Мне хочется убежать далеко-далеко, спрятаться глубоко-глубоко, сидеть тихо-тихо. Может, это любовь?
- Нет, Маугли, это начался весенний призыв в армию...

Реклама слабительного: "Наше новое лекарство действует мягко и нежно, даже не нарушая сна...!"

- Мама, а лягушки бывают в очках?
- Нет, конечно!
- Значит, это бабушка в пруду плавает.

Все пчелы прилетали с медом, а одна - такая маленькая и вредная - с дегтем...

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 299

Жизнь и смерть подполковника Коломытова

Юмор, Истории

Жизнь.

Тринадцатого ноября в четыре часа пополудни, прервав мою подготовку к зиме, на нашу краснознаменную 3-ю областную психоневрологическую больницу упал метеорит. Я отложил в сторону ватник, к которому пришивал оторванные пьяным Прохором пуговицы, и направился изучать странное явление, прибывшее на ржавом «Пежо» с прогоревшим глушителем. Уж не знаю, как выглядела жизнь, занесенная давным-давно на нашу планету из космоса, но из прибывшей машины вылупился небольшой человечек совершенно обычного вида. «Deus ex machina,»- рассудил я, наблюдая гостя, бодро перебирающего конечностями. – «Осень темная пора, счастье жизни подарила. И кому такой гостинец сегодня? »

- Начальство на месте? – осведомился марсианин, завернутый в зеленый брезентовый плащ и запах многодневного перегара. – Подполковник Коломытов, госпожнадзор. Плановая проверка!

- А какие подполковники в госпожнадзоре, дядя? – спросил я, за пару лет работы привыкший ко всяческим модификациям головной юдоли прибывающих.

- Настоящие! – заверил меня борец с огненной стихией и добавил.- Будешь комедию ломать, я тебе доставлю неприятности. Ты у меня под себя ходить будешь….. Неожиданно, как нибудь! Как утка, предположим.. Я в отставке, понял, едитя? С Кантемировской перевели, на усиление.

- Извините. – сообразил я, - вы к Марку Моисеевичу наверное?

-Он Фридман? Тут у меня написано: главврач Фридман. – уточнил подполковник, сверившись с неопрятной бумажкой, по чистой случайности избежавшей гибели в ближайшем деревенском нужнике.- Комплексная проверка: средствА пожаротушения, наличие инструкций, добровольная огнеборческая дружина и так далее… На два дня рассчитано.

- Вот ты. Ты в дружине? – тут же начал проверку хитрый танкист в отставке.

- Э? Нет. – успокоил его я. – Я – сторож.

- Понятно. Сторож, значит. А где врач?

- Прямо по дорожке, белое здание, третий кабинет направо.

- Угум. – поблагодарил меня проверяющий, и двинулся меж темных сиреневых скелетов навстречу неизвестности.

И глядя в зеленую брезентовую спину похмельного отставника, я с теплой грустью подумал о милейшем Марке Моисеевиче, за предыдущий месяц сумевшем продать шифер с крыши и, навязшие на губах как оскомина, «Цветные сны». Причем последние были реализованы двум азербайджанцам с восхищением осматривающим образцы. Сыны гор так впечатлились размерами объектов, что главврач получил заказ еще на одну партию. К счастью Юрка с Ферганы, наш основной поставщик бесполезностей, временно пребывал в ином измерении, и к телефону подходила его мама кислым голосом сообщающая, что Юрий уехал по делам.

Единственный закон, неизменно действующий в этой части вселенной, как мне кажется – это закон компенсации. За три секунды чистой радости ты платишь годами несчастий. Раз – и у тебя в постели Елена Корикова, два – у тебя подагра и ты никому не нужен. Эти детские качельки пребольно бьют по затылку. Радость от чего-нибудь мгновенна, а вот геморрой вспоминается веками. И ты живешь со всем этим весельем и печалями, взвешиваешь их в руках, но выбросить не можешь, потому что они все твои и без них ты нигде и никто.

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 272

Оруэлл был полный идиот, ей-богу, с этим 1984

Юмор, Истории

И да, я чувствую, что пришло время как следует возмутиться. Меня достало, что кругом никто не знает элементарных вещей! Меня достало, что японцы нихрена не знают о том, что делается в России, а русские - о том, что делается в Японии. Нет, новости тут ни при чем, все дело в отсутствии у людей всякой способности к воображению. Сколько раз уже было - я говорю со своими учениками про Россию, рассказываю, например, про стоимость коммунальных услуг, а они мне говорят что-нибудь типа "ну выключили бы кондиционер, было бы дешевле, мы в Японии иногда так делаем". Т.е. у людей реально отсутствует воображение начисто! Они не в состоянии себе представить, что зимой может быть холодно - просто не могут себе вообразить такую ситуацию.

Они не могут вообразить, что такое общество тотальной слежки. Знаете, что меня в жизни смешит больше всего? Это ведь анекдот какой-то. Меня смешит, когда люди боятся СССР. Я бессчетное, беконечное количество раз слышала и продолжаю постоянно слышать, как в СССР не было свободы, какая там была тотальная слежка и вообще кгб чуть ли не стояло за спиной у каждого - я это слышу от японцев и американцев. Ей-богу, мне остается только ржать над этой абсурдной ситуацией. Это для меня выглядит примерно как когда куча тощих лошадей, надрываясь, везет непосильный груз денно и нощно и в процессе этого разговаривает меж собой: "а ты знаешь, как лошади в соседней деревне работают? они там, представляешь, целых три часа в день пашут! не прерываясь! ты прикинь! три часа! как они еще живы? ужас, кошмарные условия, слава богу, что у нас таких нет".

Потому что по сравнению с тем, что делается в Японии - и это я даже еще не упоминаю Америку, там все supposedly гораздо хуже - СССР со своим жалким КГБ и "доносами" просто нервно курит в сторонке.

И это сложно объяснить. Почти невозможно. Так же сложно, как объяснить японцу, что в России холодно. Он может представить себе отдельный факт - ооо, ужасно холодно, синий нос и ледяный руки, ну может еще снег и ветер - но этот факт у него так и останется подвешенным в воздухе, в странном вакууме, в отрыве от реальности - потому что упомянутый японец не в состоянии вообразить все многообразие последствий, которые гораздо, гораздо важнее для понимания, чем такое детско-наивное представление как "много снега и ветер" - это картина, которая включает в себя невозможность выращивать овощи и зерно круглый год, необходимость серьезного отопления в зданиях, их утепления, починки автомобильных дорог, которые летят с огромной сокоростью, вообще починки сооружений; это необходимость серьезного утепления линий водоснабжения; проблемы для транспорта во всех смыслах и сферах; это необходимость для людей иметь кучу одежды - отдельно зимней, отдельно демисезонной, отдельно летней; да дофига всего еще, тут до вечера перечислять можно. Вот все это японцу очень трудно объяснить.
Про тотальную слежку объяснить так же трудно.

Ну вот, хорошо, я попытаюсь изо всех сил, по порядку. Начну с предыстории.

Предыстория.
С 2007 года в Японии ввели так называемые IC-чипы в водительских правах. Все водители должны поменять свои водительские права на эти новые с чипами. Что в чипах? А хрен его знает. Ибо рекламная кампания, которую правительство развернуло для того, чтобы народ позитивно отнесся к этому изменению, уж шибко странная на вид.
Во-первых, они понапечатали кучу цветных плакатов, которые развесили там и тут, особенно вокруг школ вождения и полицейских участков, и в плакатах написали, мол, как здорово, наконец-то долгожданные чипы! Как будто без них все страдали неимоверно... Причины?

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 22 ноября 2010 | Просмотров: 250

Анекдоты

Юмор, Анекдоты

Возвращался как-то рабочий Сидоров после тяжелой смены на Путиловском заводе и решил домочадцев порадовать - купить им арбуз. И вот, значит, купил он арбуз и домой несет под мышкой. Вдруг из-за угла выбегает ему навстречу мужичонка какой-то плюгавенький и с бородкой клинышком.
А в руке у него топорик поблескивает. Кричит:
- А ну-ка, батенька, положите арбуз на землю.
Признал Сидоров в том мужичонке вождя мирового пролетариата - товарища Ленина, послушался его и положил арбуз на землю. А мужичок к арбузу подбежал и хрясь его топориком ровнехонько на две половинки. Схватил половину арбуза и убежал с довольной улыбкой за угол. Вот так Владимир Ильич Ленин поделился арбузом с совершенно незнакомым ему человеком.

6-летний Вовочка в слезах прибегает к маме и жалуется ей на свою младшую сестренку:
- Она меня за волосы схватила!
- Вовочка, ты не должен так расстраиваться: она же еще маленькая и не понимает, что это больно, когда таскают за волосы.
Вовочка уходит. Через какое-то время из комнаты снова доносится детский плач. Мама вбегает в комнату и спрашивает у детей:
- В чем дело?
Вовочка:
- Теперь она все понимает!
- Я помню, как меня в первом классе мама в школу привела, и как с выпускного - папа унес...

Сержант проводит вечернюю поверку в подразделении.
- Рядовой Иванов!
- Я!
- Головка от х.я!
- Рядовой Петров!
- Есть!
- На ж.пе шерсть!
- Рядовой Сидоров!
- Так точно!
- Три наряда вне очереди!
- За что, товарищ сержант?
- За то, что испортил мне вечер поэзии!

Сидят в ресторане два адвоката. Зашел у них спор. Чтобы его решить, они позвали официанта и попросили его принести уголовный кодекс, если он есть у администратора. Официант ушел и вскоре вернулся.
- Господин администратор просил передать, что господам не нужно платить...

Подробнее...

 (Голосов: 0)
Автор: BalaboloFF | Опубликовано: 19 ноября 2010 | Просмотров: 279

« назад   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 [181] 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 297 298 299 300 301 302 303 304 305 306 307 308 309 310 311 312 313 314 315 316 317 318 319 320 321 322 323 324 325 326 327 328 329 330 331 332 333 334 335 336 337 338 339 340 341 342 343 344 345 346 347 348 349 350 351 352 353 354 355 356 357 358 359 360 361 362 363 364 365 366 367 368 369 370 371 372 373 374 375 376 377 378 379 380 381 382 383 384 385 386 387 388 389 390 391 392 393 394 395 396 397 398 399 400 401 402 403 404 405 406 407 408 409 410 411 412 413 414 415 416 417 418 419 420 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455 456 457 458 459 460 461 462 463 464 465 466 467 468 469 470 471 472 473 474 475 476 477 478 479 480 481 482 483 484 485 486 487 488 489 490 491 492 493 494 495 496 497 498 499 500 501 502 503 504 505 506 507 508 509 510 511 512 513 514 515 516 517 518 519 520 521 522 523 524 525 526 527 528 529 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 541 542 543 544 545 546 547 548 549 550 551 552 553 554 555 556 557 558 559 560 561 562 563 564 565 566 567  далее »
^наверх